Рубрики
публикации

Богословие страдания новомучеников

Источник

Богословие ушедшего века сосредоточилось в терпении скорбей.

Духовная трезвость новомучеников закалялась в течении долгих северных холодных ночей на нарах и трудовых днях на износ на лесоповале. Мы по праву можем считать новомучеников богословами страдания. После эпохи древних мучеников, после Писем Иоанна Златоуста к Олимпиаде в христианской литературе тема страданий подспудно тлела. И вот она снова со всей силой разгорается в подлинное пламя  в наследии новомучеников.

В страдании Бог станет лозунгом жизни новомучеников. Сщмч. Анатолий Жураковский скажет в стихах: «Мне ничего не нужно, кроме Бога», а в прозе: «Мы должны все претерпеть ради Христа».

Вот и терпели. Терпели созидательно с верой и взглядом на вечную Правду. Ведь невозможно вытерпеть по другому. В Откровении апостола Иоанна сказано: «Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни. Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающий не потерпит вреда от второй смерти» (Апок. 2:10-11).

На деле этот стих из Писания выразили новомученики. Сщмч. Серафим (Звездинский), этот столп веры писал из этапа к ссылке: «Слава Богу за все. Праздную, светло торжествую четвертый месяц душеспасительного заключения моего». Так можно было писать только, когда чувствуешь Божие присутствие.

Вера апостольская текла в венах новомучеников. Апостол Петр писал: «Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1 Пет. 2:19-21).

И эти строки буквально оживают в письме сщисп. Романа Медведь. В известных письмах из неволи он передавал свой духовный опыт: «Мир и радость оставил нам Пастыреначальник, и никто их не в силах отнять от нас. Радостно ощущать, что среди людей нет и не может быть у нас врагов, а есть только несчастные братья, достойные сожаления и помощи даже тогда, когда они (по недоразумению) становятся нашими врагами и воюют на нас. Увы! они не понимают, что враг-то находится прежде всего в нас самих, что его вначале нужно изгнать из себя, а потом помогать и другим сделать это. А нам нет никакой выгоды воевать с людьми, хотя бы они били нас не только в правую ланиту, но постоянно осыпали бы нас всякого рода ударами и поношениями. Одно важно: твердо держаться нам своего пути и через войну с людьми не сходить со своей дороги. Воевать с людьми — это значит становиться на их ложную позицию. Даже в случае успеха эта война нам бы ничего не дала, а отвлекла бы надолго от нашей задачи…».

Гимн страданию в наследии новомучеников не имеет романтического оттенка. Это скорбь распятия. С христианской неизбежностью тут необходимо терпение и смирение перед волей Божией.

Онуфрий Гагалюк: «Гонение – крест данный нам небом», а в другом месте замечал: «Немного прожито, но много пережито. Всего лишь два года я епископ, но… из этих двух лет я провел шесть месяцев в узах. Я вспоминал свои грехи вольные и невольные и радовался, что Господь дал мне пить чашу страданий за мои согрешения».

В то время, когда в стране постулировался атеизм — сыны Света Небесного в этой же стране открывали врата Царствия Небесного своим страданием во Имя Бога.

Великая пианистка Мария Юдина, помощница многих новомучеников и исповедников писала в 1930-м: «Если сейчас сознавать себя свободным в рабстве, любящим среди ненависти, помнящим Бога среди атеизма, то значит, и свобода, и любовь, и вера – однажды восторжествуют».

Свидетельство новомучеников для нас сегодня это напоминание о перерождающей силе христианства.

Иисус Христос остался Тем же, таким же сильным и славным. Воскресший из мертвых Богочеловек нам указывает на наших родственников, дедушек и бабушек как на столпов веры. На этих столпах, на крови мучеников необходимо нам сегодня строить Церковь. Строить свой подвиг «взирая на веру их» (Евр. ).  В апокалипсисе верность утверждает Церковь, как колона и украшается именем Божиим (Откр. 3:12). Недавно прославленный прп. Беда Достопочтенный в комментарии на это место Откровения замечает:

«Претерпевший искушения за Меня будет славен в храме Церкви и не станет уже бояться никакого урона от враждующих против него. Колонны эти, святые мужи, ныне поддерживают Церковь, украшая ее своим великолепием, словно те два столпа у входа в Соломонов Храм». Блажен кто строит на Камне, который есть Христос.

Особо поражает короткий, но удивительный по содержанию дневник сщмч. Григория (Лебедева), который он вел размышляя над Евангелием. Тут глубина концентрации смыслов для души здесь и сейчас. Каждое евангельское слово он обращает к душе, к укреплению и вразумлению её в данный момент и в данных обстоятельствах. Это какой-то богословский прорыв в толковании Писания. Вот, к примеру, его проникновенное вдохновение души, на слова приветствия Архангела «Не бойся Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога» (Лк. 1:30): «Блаженное состояние непоколебимости, когда с душой пребывает Господь! Не бойся, душа! Не поддавайся ветру угнетающих влияний, нападений, всякого рода озлоблений, соблазнов, болезни тела и всяких лишений бедности. Не допускай, чтобы твои силы ослаблялись несчастьями жизни.  Ведь на душе, пребывающей с Господом, положена печать Господа – это Его святая благодать. И не надо стирать печать Господа, малодушествуя и подпадая, хоть и чувствительным, но всё же ничтожным лишениям земли. Ведь при выборе между Божиим запечатлением или изменой Богу не будем же мы колебаться и не откажемся же от Господа? Так пусть душа пребудет с Божией благодатью и бережет ее… И пусть будет мужественна и непоколебима, отдаваясь Божией силе. Господь и Его сила всегда останутся утверждением и одним оправданием и успокоением жизни.

В гонении и страдании мученики видели победу Церкви и миссионерскую закваску, которая принесет в свое время плоды. Сщмч. Онуфрий (Гагалюк) писал: «Ты, дорогой друг, с тревогой спрашиваешь меня: что будет с нашей Церковью православной лет через тридцать? – пишет он в одном из писем в те годы. – Может пролиться кровь верующих, пусть она будет семенем, как в первые века христианства, семенем, из которого вырастет еще крепкая дружина христианская. Для Церкви Христовой не новость гонения и кровь. Всё это было. И всё это вело не к уничтожению Церкви православной, а к ее прославлению и распространению».

Новомученики жили фактически в наших условиях, много путешествовали, знали фото и видео, смотрели телевизор, слышали о сверхбыстром обмене информацией, летали на самолетах и ездили в метро. Их время фактически было уже нашим временем. Поэтому нам важно вглядеться в их веру, в их подвиг и в их богословие, чтобы вынести для себя неоценимую пользу.

Иерей Андрей Гавриленко
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *