Рубрики
статьи

Про Александра Невского, государство и судьбы мира – детям, подросткам и самим себе

Источник

Анна Сапрыкина

Два подвига Александра Невского – подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке – имели одну цель: сохранение Православия как нравственно-политической силы русского народа.
​Г.В. Вернадский

За лесами, за полями, на самом краю великого государства Российского лежит земля Псковская. Всего восемь веков назад эту землю защитил от великого Рима и от могучей Орды благоверный князь Александр Ярославич Невский. Так говорится об этом в «Повести о житии и храбрости благоверного и Великого князя Александра»:

«И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены, и священники, и весь народ встретили его перед городом с крестами, воздавая хвалу Богу и прославляя господина князя Александра, поюще песнь: ‟Ты, Господи, помог кроткому Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему оружием крестным освободить город Псков от иноязычников рукою Александровою”».

И сказал Александр:

«О невежественные псковичи! Если забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых питал Господь в пустыне манною небесною и перепелами печеными, но забыли все это они и Бога своего, избавившего их от плена египетского».

До сего дня помнят заступника своего жители земли псковской; и в Псково-Печерской обители тоже помнят. И в издательстве этой обители «Вольный Странник» – помнят. И с благодарностью приносят ему сие малое приношение.

***

Представить себе книгу про Александра Невского, которая могла бы показаться новой и интересной, почти невозможно – столько научных, научно-популярных, пара-научных и художественных книг про него написано! Но вместе с издательством «Вольный Странник» мы попытались осуществить это невозможное дело.

Для меня самой работа над созданием книги включала такие три задачи:

  1. Выяснить, в первую очередь хотя бы для себя: а чем этот князь, известный каждому русскому ребенку с пеленок, – такой особенный, почему именно он – такой любимый, такой почитаемый нашим народом святой, герой?
  2. Наглядно, с помощью картинок показать не просто исторический сюжет (родился-победил-умер), а такую труднопоказуемую вещь, как философия истории.
  3. Рассказать детям и подросткам о русской истории так, чтобы все это показалось важным, чтобы – «это меня касается».

Знакомство

Как познакомиться с Александром Невским? Выбор источников тут – дело личное, работы и размышлений наберется на целую жизнь. Древнерусские летописи, труды историков последних трех столетий, восхваляющих или даже «разоблачающих» героя, творения таких мыслителей, как Дмитрий Сергеевич Лихачев и Лев Николаевич Гумилев… Нечего и пытаться все это вместить в какую-то одну книгу, придется чем-то ограничиться. В качестве основы, опоры для создания книги я взяла такой субъективный набор источников:

  • Текст древнерусской «Повести о житии Александра Невского».

Собственно, сюжет. Житие и жизнь. И еще – образчик древнерусской литературы, который входит в школьную программу по литературе. Здесь ничего нет о детстве, нет многих тем, которые считают важными многие историки. И все же это – исходный текст, и главное – с исходными акцентами.

  • Г. В. Вернадский. Два подвига святого Александра Невского.

Та самая философия истории. Георгий Владимирович Вернадский – сын ученого-естествоиспытателя, академика В.И. Вернадского, ученик С.Ф. Платонова и В.О. Ключевского, профессор русской истории Йельского университета. На существование этой, довольно своеобразной работы Вернадского я обратила внимание на выставке «Рюриковичи» в Манеже: цитатой из «Двух подвигов» был оформлен один из стендов. Этот текст, конечно, специфический, никак не истина в последней инстанции. Но это очень ясный, аргументированный, цельный взгляд на историю ученого, который… любит родную страну, родную историю.

  • Акафист святому благоверному князю Александру Невскому.

Обращение к герою не как «субъекту» или даже «объекту» исторических или литературных изысканий, но – к живому человеку. Без «как». Знаю, что некоторые умные люди скептически относятся к акафистам как таковым. И тем не менее акафист – одно из любимых нашим народом молитвословий, в случае же с акафистом Александру Невскому – молитва, любимая уже на протяжении нескольких столетий. Акафист – это определенный ракурс «подачи темы», и, что особенно интересно, – это специфическая «мораль» – буквально: чему мы можем научиться у святого, как сюжеты жития приложить ко мне, к моей жизни. Редкая в источниках тема. Ненаучная. Главная.

Мне показалось, что такие разнородные и разносторонние источники могут стать основой для знакомства ребенка, подростка и взрослого человека с Александром Невским. На основании этих источников я попробовала решить указанные три задачи.

Древняя и современная наглядность

Рассказать об идеях с помощью картинок – тема отнюдь не современная. Так, икону называют «богословием в красках» – это наглядное, символическое изображение именно идей. Также очень древняя традиция – рассказывать о тех или иных событиях Священной Истории, о жизни святых людей в подробных картинках-клеймах или сюжетных фресках. Еще один освященный веками подход – показывать исторические события с помощью очень коротких и подробно иллюстрированных текстов. Яркий пример тому – «Лицевой летописный свод» XVI века. Вот один из разворотов этой уникальной книги – здесь как раз рассказывается об Александре Невском:

Так что книга, в которой философия истории и рассказ о жизни Александра Невского представлены в картинках, – это совмещение очень традиционного и очень современного подхода. А значит, эта форма подачи может оказаться мостиком, соединяющим далекое XIII столетие и наш XXI век.

Философия в образах

Прежде всего, необходим понятный экскурс в историю и географию ситуации. Поэтому первая же страница в книге – карта, которая несколько символично, но исторично показывает мир времен Александра Невского: что творилось с нами и вокруг нас в недалеком XIII веке. Два мира – Восток и Запад. И мы – вроде бы пока посередине. Золотая Орда – силища, которая захватила часть Китая, Словакию, Хорватию, Венгрию. Запад вполне корректно показать в некоем единстве «сферы влияния Рима». В разгаре эпоха крестовых походов, уже взят Константинополь: нет уже золотого Царьграда, дикие орды Запада и Востока все сметают на своем пути, уничтожают и во многом уже уничтожили православную культуру.

Показали детям карту – теперь хорошо бы показать смысл всех этих географий. И тут рождается символ: карта как бы оживает, красный Запад и желтый Восток тянут свои цепкие лапы к нашей земле. И кажется, выхода нет, это конец. Вот как ярко и талантливо преобразовала мои рисунки на эту тему художница Екатерина Склярова:

Этой образной завязкой испугали детей? Значит, задача выполнена – заинтересовали, показали безвыходную трагичность проблемы. Переворачиваем страницу – и видим ответ: в этой, казалось бы, тупиковой ситуации есть выход. На вопрос «кто?» ответ – «Александр». Вот он, наш древний, русский, святой герой.

Этот момент – излюбленный прием японских мангу и популярных во всем мире комиксов: явление супер-героя, который сейчас всех спасет. И здесь мне кажется важным показать детям, самим себе: люди, подобные Александру Невскому, – это и правда герои, в исходном значении этой мифологемы.

Люди, подобные Александру Невскому, – герои, в исходном значении этой мифологемы

Какие же качества делают Александра героем? Здесь каждый из нас может выдвигать свои предположения, но мне показалось интересным и правильным обратиться здесь к «Повести о житии Александра Невского». Вот как представляет нам «Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова» средневековое житие:

«И красив он был, как никто другой, и голос его – как труба в народе, лицо его – как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему Бог премудрость Соломона, храбрость же его – как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую… Так же и князь Александр – побеждал, но был непобедим».

Святые, с которыми автор жития сравнил русского князя, и поводы для сравнения – все изображено на «явлении героя». А еще здесь те качества и те святые, которые упоминаются в акафисте:

«Радуйся, Моисееву любовь к людем своим в себе явивый. Радуйся, кротостию Давидовою враги своя победивый. Радуйся, Петровой пламенней вере поревновавый».

Все это можно было бы перечислить в тексте, но в нашей книге все это – образы, картинки. Как те самые фрески в храмах и палатах средневековой Руси.

Следующий вопрос – немного другой ракурс: собственно, «откуда пришел» наш герой? Семью, корни показывает родословное древо. Так что завязка у нас была резкая, жесткая, но теперь переходим к неспешному повествованию, которое ответит на вопрос: как же нашему герою удалось разрешить заявленную неразрешимую ситуацию? Тут начинается рассказ о том, как в городке Переяславле-Залесском родился и вырос мальчик Александр, чему он учился, чем жил.

Комиксы с древнерусским акцентом

Большая часть книги выстроена буквально по «Повести о житии» Александра Невского. Порой – слово в слово. Это сюжетное повествование устроено как комиксы «с древнерусским акцентом»; с резкостью и активностью современных экранизаций – и при этом с эпичной былинностью и тактичностью лицевых сводов.

Здесь для сравнения одна из страниц книги: слева – без сокращений текст жития, справа – наша книга.

«…один из именитых мужей Западной страны, из тех, что называют себя слугами Божьими, пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская, желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш, повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

Услышав о такой доблести князя Александра, король страны Римской из Полуночной земли подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромной силой, пыхая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою».

Вот ситуация: враги подступают, окружают. Это страшно, люди в панике. Мне показалось важным в этом месте отступить от текста жития, обратить особенное внимание на эту панику, неверие, недоверие людей, тех самых бояр, которые вечно то приглашали князя, то выгоняли его. Чуть более современный ракурс и, кажется, вневременные темы: в безвыходной ситуации есть искушение поддаться страху, унынию, отчаянию. «Мы окружены!» – «Все плохо!» – «Нас слишком мало!» – «Мы все умрем!» Но Александр отворачивается к окну, не поддается панике. А потом он встает и идет в храм. Если вдуматься – потрясающий момент.

В молитве князя – обоснование его правоты: Бог, сотворивший небо и землю, повелел не переступать чужих границ, а этот «король страны Римской» – нарушает закон Божий, преступает границы. Золотое сияние от икон храма – образ ответа на молитву. Получив благословение епископа, Александр выходит из храма, уверенный в помощи Божией, уверенный в грядущей победе – и теперь он сам излучает этот молитвенный свет. Так очень наглядно читатель видит: когда вокруг страх, ситуация кажется безвыходной – Александр Невский с верой обращался за помощью к Богу, и, осененный благодатью, князь нес эту силу, эту веру и надежду народу, войску. Именно поэтому он побеждал и был непобедим.

«Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем и вошел в церковь Святой Софии, и, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный, праведный, Боже великий, крепкий, Боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, Ты повелел жить, не преступая чужих границ». И, припомнив слова пророка, сказал: «Суди, Господи, обидящих меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».

И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же был тогда Спиридон, он благословил его и отпустил. Князь же, выйдя из церкви, утер слезы и сказал, чтобы ободрить дружину свою: «Не в силе Бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: ‟Иные с оружием, а иные на конях, мы же имя Господа Бога нашего призываем; они повержены были и пали, мы же выстояли и стоим прямо”».

Это один разворот, две страницы: слева – Биргер, справа – Александр. Четко по словам жития: у Биргера в центре – Я, у Александра – Бог. Два противоположных подхода, два отношения к жизни и к себе самому. Чтобы даже невнимательный ребенок увидел эту разность, мы выделили эти ключевые слова: в речи Биргера выделено местоимение «Я», а в речи Александра выделено «Бог», и «имя Господа Бога». Вот такую наглядность обеспечил формат комиксов.

У Биргера в центре – Я, у Александра – Бог. Два противоположных подхода, два отношения к жизни и к себе самому

Я надеюсь, у нас получилось так явно показать и многие другие, порой очевидные, а порой нетривиальные смыслы текста и самой истории.

Вот так, по житию, с отсылками к историческому контексту, мы потихоньку дошли до конца – до последней поездки смиренного князя в Орду, до его пострига и народной скорби об умершем князе: «Уже погибаем!» Но как закончить рассказ? Не хотелось оставлять в финале народный плач. Как-то это не вяжется с неунывающим духом жития. Несколько дней я пыталась сочинить «правильную» концовку, каждый день читала тот самый акафист святому князю… Решение пришло нечаянно: одной бессонной ночью я вдруг поняла, что сюжетный рассказ об Александре Невском должен закончиться «Чудом о Донской победе» из древнерусского «Сказания чудес по преставлении блаженного Александра». Про то, как мудрое смирение нашего князя и правда привело к победе, в том числе к победе над той самой Ордой. Герой бессмертен. Он побеждал и был непобедим.

Так при чем здесь я?

Когда мы обращаем детей к Библейским сюжетам, к мировой и отечественной истории, к литературе, один из самых важных моментов – перейти на личности. Увидеть: какое отношение ко мне имеет вся эта далекая седая древность. Не могу сказать, что я нашла универсальное решение этого тернистого вопроса. Я сама пытаюсь решить этот вопрос со своими детьми, и могу сказать – не всегда и не все получается; то, что срабатывает с одним ребенком, может не работать с другим. Так что решения, которые я предложила в книге «Два подвига Александра Невского», – всего лишь возможный вариант, всего лишь – надежда на эту самую личную встречу со святым, с героем, с родной историей.

Примерно половина книги показывает, как Александр Невский продолжает жить в нашей истории, в нашей культуре, и как раз при чем здесь я. Это разные ракурсы, разные поводы для размышлений.

Например – идея того же Г.В. Вернадского о том, что решения Александра Невского фактически определили судьбу нашей страны:

«рать Дмитрия <Донского>возросла на смирении Александра. Московское Царство в значительной степени плод мудрой Александровой политики… Наследием подвигов <Александра>… явилось великое Государство Российское».

Как эту идею нарисовать, какими символами обозначить? Поясное изображение князя, который держит в своих руках контур карты России? Князь стоит и указывает на череду правителей? Все было не то, все слишком плоско.

Мой муж увидел мои мучения и посоветовал обратить внимание на образ древа Иессея. Я честно попыталась на этом основании что-то построить, но как-то это несуразно: в центре ствола Александр, а вокруг ветви… с другими правителями? И что же будет символизировать этот хоровод? Оставила пустую страницу, перешла к другим разделам, а в голове все время держала этот вопрос. Периодически смотрела разные варианты икон и фресок, которые представляли духовное родство каких-то святых в образе этого Иессеева древа… И вдруг – нашла. Вот та самая икона, которая помогла увидеть этот символ, рядом с иконой – мой эскиз и воплощение этой идеи художницей Екатериной Скляровой:

Здесь наше государство – дерево, выросшее заступничеством двух Государей, Александра Невского и Димитрия Донского. Мощный ствол с расширениями: Московское Царство и Российская Империя. Сужения стволов символизируют смутные времена, на ветвях – некоторые плоды того или иного времени. Верхняя часть дерева едва намечена и уходит за край страницы: ведь пока непонятно, в какой именно момент истории мы сами живем, это только надежда.

И еще: мы сами – в этой верхушке дерева, выращенного печалованием этих святых заботников. То есть – вроде как меня тоже вырастил святой Александр? А еще это дерево оказывается симметричным родословному древу в начале книги: там – дерево, из которого вырастает герой, здесь – дерево, которое сам герой вырастил.

Сложился ли образ, считываются ли смыслы – об этом судить читателям. Кто-то согласится с предложенным подходом, кто-то отвергнет его. Здесь задача – помочь и большим, и маленьким людям просто задуматься: что Александр Невский значит для нашей страны? Что связывает такие разные культуры, формы правления, образы жизни, которые мы называем «Россией», нашей страной? Чем живет наше государство, откуда и куда оно идет, и идет ли? А где в этом во всем – я сам?

Там – дерево, из которого вырастает герой, здесь – дерево, которое сам герой вырастил

Другие образы-поводы для размышлений и осмыслений – современная карта России и Европы с храмами, посвященными Александру Невскому; лента времени, которая очень сжато, но символично показывает всю историю мира от Адама до XXI века, в том числе – всех героев знаменитого ответа Александра папским послам. Уже не символы, а прямые объяснения и вопросы в последнем разделе книги «Чему я могу научиться у Александра Невского», адресованном и младшим школьникам, и подросткам, и взрослым людям. Эти дополнения, вопросы и задания, по идее, возвращают читателя в начало книги, в житийные сюжеты, позволяют увидеть все это в новом ракурсе. По крайней мере возможность такого возвращения предполагается.

***

Надеюсь, эта немного архаичная и одновременно современная «лицевая» книга поможет кому-то почувствовать связь времен, увидеть родную историю в контексте истории мировой, встретить житие святого как повод задуматься о собственной жизни. А ещё книжку можно использовать в качестве своеобразной «экранизации» древнерусской «Повести о житии и о храбрости Александра Невского». В заключение хотелось бы поблагодарить людей, работавших над изданием: художников Екатерину Склярову и Бориса Заболоцкого, научного консультанта Александра Орлова и, конечно же, сотрудников издательства «Вольный Странник» из такого далекого, но сердечно близкого Псково-Печерского монастыря. Их усердием и надеждой из вороха идей, эскизов, текстов и рисунков материализовалась эта книга – про святого, героя, воина, инока, государя. Про государство. Про каждого из нас.

Анна Сапрыкина

22 ноября 2021 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *