Рубрики
публикации

Псалом, дающий огромную силу и вдохновение, разрушающий все наносное и ненужное

Источник

Митрополит Антоний (Паканич) рассказал, какой псалом нужно читать, чтобы навести в своей жизни порядок.

Слова 115-го псалма прекрасны и удивительны. Их простота и точность настраивают душу и ум на самый высокий духовный лад.

«Душа человека стяжавает качества, соответственные своей деятельности», – пишет свт. Игнатий (Брянчанинов).

Поэтому так важно постоянно выводить свою душу из тьмы к свету, из безверия к вере.

Все «впечатления, составляющие достояние души в час смерти ее, остаются достоянием ее навеки, служат залогом или ее вечного блаженства, или ее вечного бедствия», согласно Игнатию (Брянчанинову). 

***

«О, Господи! я раб Твой, я раб Твой и сын рабы Твоей; Ты разрешил узы мои. Тебе принесу жертву хвалы, и имя Господне призову».

Господи, Ты освободил меня от пустых и ненужных действий и слов, от непрекращающейся погони за чуждыми для моей души вещами, отвел от меня Своею рукою все губительное и пагубное.

Ты заполнил Собой все пустоты сердца моего и показал мне свет Истины, даровав подлинную радость и утешение.

Ты помог мне выбросить из жизни все то, что тянуло  вниз, отягощало мой дух, все наносное и бесполезное. И занял их место. Ты взвалил на Себя мои немощи и призвал мою волю из небытия и безумия.

Ты наполнил смыслом мою жизнь, став главным ее Смыслом.

«Я веровал и потому говорил: я сильно сокрушен».

Говорю так, ибо верую. И Ты единственная забота моей души. Мое попечение.
Сокрушаюсь о времени, когда не отвечал на зов Твой, когда не был полон Тобой.

«Всякий человек ложь».

Ощущая все сильнее Твое присутствие и Твою благодатную помощь, осознаю, что в сравнении с величием, благостью, правдой Твоей любой человек, даже самый лучший, лжив и ничтожен. Поэтому упование мое только на Тебя, Господи.

Отношения между Творцом и творением никогда не сравнятся с отношениями одного творения с другим.

«Бог одновременно дальше от нас и ближе к нам, чем любое другое существо. Он дальше от нас, потому что сама разница между тем, кто имеет первооснову Своего бытия в Самом Себе и тем, кому эту первооснову нужно придать, такова, что в сравнении с ней разница между архангелом и червем незначительна. Он создатель, а мы – создание. Он оригинал, а мы – производное. Но в то же время и по той же причине близость между Богом и злейшей из тварей теснее, чем любая близость между двумя тварями», – подметил Клайв Льюис.

Любовь к Богу заложена в человеке при его создании. Это корень жизни, без которого нет самой жизни. Каждое мгновение – подарок от Создателя, наше существо теплится только благодаря Его энергиям и Его воле, наши мысли руководимы Его силой, сообщающейся нам.

Творец – совершенен. Его творения созданы гениально и мастерски и совершенны в Нем, Его любви. Если мы сетуем на свою судьбу, свое предназначение, то в таком случае стремимся не к большей любви, а к меньшей.

Только вера в Господа и Его волю и сознательное стремление к подчинению ей возвращают каждого к изначально задуманному Божьему плану относительно нас.

Это начало начал. Начало нашего единения с Богом, открывающее душе дверь к вечному блаженству.

Записала Наталья Горошкова

Рубрики
публикации

Золотое одеяло Святителя Николая

Источник

Рассказ.

Бомбардировка началась глубокой ночью. Светлана с шестилетним сыном Колей которые сутки ночевала в коридоре по правилу «двух стен» между двумя внутренними стенами, где не было окон. Настелили матрасов да одеял и улеглись на полу. Электричества несколько дней не было. Слава Богу, хоть не пропали газ и вода. Можно было приготовить пищу и согреться.

Эти ночные бомбардировки оказались самыми страшными. После них психика повреждалась. Светлане представлялось, что она во сне становилась такой мягкой, беззащитной, и вдруг убийственная реальность вторгалась в душу страшными взрывами, могущими тебя разнести в клочья и весь мир вместе с тобой.  И ты ничего не могла с этим поделать: твоя хрупкая хрустальная душа содрогалась, потрясалась до самого своего основания, и, казалось, вот-вот разобьется и погибнет. Потом уже, когда ты просыпалась, очень сложно было себя собрать в кучу. Ты вспоминала о Боге, о том, что ты христианка, человек, мать. У тебя есть сын. И ты должна быть сильной ради него.

Но, конечно, очень тяжело было справляться с этим животным страхом от взрывов, когда волосы в физиологическом смысле поднимались дыбом, в позвоночник впивались ледяные иглы, а к лицу, наоборот, приливала кровь и становилось жарко-жарко, и Светлана начинала задыхаться, так, что даже пот выступал на лбу. И хотелось, забыв всё и вся, бежать-бежать сломя голову.

Очень тяжких трудов стоило подавить это эмоцинальное цунами. Только молитва и спасала. Молитва и любовь к Богу и к этому маленькому теплому комочку, который вот сейчас впился в нее, в объятиях, и дрожал под материнской ладонью от испуга, как осиновый лист.

– Мама, мне страшно, мне так страшно…

Детские слова резали материнское сердце словно нож. Она чувствовала под ладонью напряженное, как струна, тело сына, и всё гладила-гладила его, будто пытаясь размягчить и исцелить эту детскую боль.

И вдруг впереди (они с Коленькой сидели на полу, на комке матрасов, подушек да одеял в коридоре) прозвучал взрыв. Сильный взрыв не здесь, но и недалеко. На кухне дрогнули и открылись окна, и распахнулась из кухни стеклянная дверь в коридор. В ней было отражение улицы, вернее, вида с балкона их четвертого этажа. Город сначала был погружен во мрак, а потом стало светло на две-три секунды, как днем – страшным ужасным фантастическим днем. И Светлана увидела на горизонте огненный гриб, похожий на ядерный. Точь-в-точь как в документальных фильмах про атомную войну.

Потом всё снова стало темно.

– Что там? – спросил Коля обессилено.

У ребенка просто уже не было сил бояться.

Светлана старалась держать его так, чтобы он ничего не видел, заслоняя собой. Держа Колю на руках, она поднялась, позакрывала все окна, двери и снова вместе с сыном уселась на одеяла в коридоре.

– Давай помолимся святому Николаю, давай? – ласково, уговаривая, спросила она сына, – он ведь твой небесный покровитель.

– А он поможет нам? – жалобно спросил мальчик.

– Должен помочь. Обязательно поможет, – горячо и уверенно сказала Светлана, заодно проверяя свои ощущения, судорожно пытаясь припомнить со школьных уроков симптомы поражения радиацией, но ничего не могла вспомнить. Она чувствовала какое-то странное покалывание в ушах, но не могла определить, действительно ли это воздействие радиации или просто игра воспаленного хронически испуганного мозга.

Но, в принципе, ничто земное не могло им помочь. Тем более если это был ядерный взрыв. Светлана протянула руку к акафисту Святителю Николаю Чудотворцу, лежащему тут же, на подушке. Зажгла свечу. Она чувствовала себя как-то странно, словно бы находилась вне времени и пространства. Вне земного притяжения. И вокруг на миллионы километров никого не было. Только они с сыном. И еще… В этой тишине и пустоте дышал еще Кто-то Преогромный – Бог. Светлана вдруг неожиданно остро почувствовала Его присутствие и Его заботу. И начала читать акафист: «Возбра́нный Чудотво́рче и изря́дный уго́дниче Христо́в, ми́ру всему́ источа́яй многоце́нное ми́лости ми́ро и неисчерпа́емое чуде́с мо́ре, восхваля́ю тя любо́вию, Святи́телю Нико́лае; ты же, я́ко име́яй дерзнове́ние ко Го́споду, от вся́ких мя бед свободи́, да зову́ ти: Ра́дуйся, Нико́лае, вели́кий Чудотво́рче…»
Коля уснул после второго икоса, а она сама где-то на половине акафиста. Засыпая, женщина чувствовала теплое, мерное и такое уютное дыхание спящего сына. Самая сладкая для мамы музыка на свете!

Проснулась она утром от того, что ребенок ее тащил за рукав.

– Что? Коля, что случилось? – спросонья спросила она.

Мальчик был очень радостный и возбужденный. Он вскочил с коленок на ноги и начал размахивать руками, говоря скороговоркой:

– Мама, мама, а ко мне во сне приходил святой Николай.
– Как это? – не поняла Светлана.
– Да а кто же еще?! – удивился Коля, протягивая к ней ладони. – Сначала я не мог заснуть, а потом увидел дядю такого сияющего, старого. Он накрыл меня теплым золотым одеялом. И я заснул. Это был святой Николай. А кто же еще? У меня был такой хороший сладкий сон.

Светлана вздрогнула от этих слов. Ее испуганное замершее сердце как-то размягчилось, холодная колючка-игла страха вышла из него. И женщина почувствовала, что они с сыном на белом свете не одни. Не оставлены.

Позже в новостях она прочитала, что бомба эта не была ядерной. Упала она на какие-то промышленные склады. И никто, слава Богу, не пострадал.

«Святой Николай услышал наши молитвы, – подумала Светлана, – по его молитвам нас Бог бережет».

И в этот момент она как-то всей своей душою сразу ощутила, что Бог весь наш мир несет на руках в таинственном и спасительном направлении.

Протоиерей Андрей Чиженко

Рубрики
публикации

Как увидеть волю Божию? Опыт новомучеников

Источник

«В тюрьме Христос», – эта золотая фраза пересказывалась из уст в уста и несла утешение.

Бог везде с тобой, где бы ты ни был – везде будет поддержка и утешение. В страданиях, в изгнании, во вшивом бараке на холодной наре надо были встретиться с великим откровением – Бог и здесь.

Смщч. Онуфрий Гагалюк в письме о Божием промышлении писал духовным чадам: «Как отpадно сознавать, возлюбленные, что всемогущий Бог и Твоpец необъятных миров, не чуждается нас гpешных, но близок к нам, Он призиpает с высоты на нас убогих и озлобленных грехами. Да, Бог не есть какое-то отвлеченное Hачало. Он живой личный Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святый. Господь Бог недалеко от каждого из нас, говорит великий Апостол Павел (Деян. 17:27)».

Чтобы обрести смысл в сложные времена надо отбросить все временное, все связанное с эмоцией и животными инстинктами и смотреть Вечности в глаза. Воспоминаются слова сщмч. Николая Тохтуева, сказанные в лицо следователю: «Если рассмотреть глубже,  по-христиански,  то вы нам не враги,  а спасители наши — вы загоняете нас в Царствие Небесное, а мы того понять не хотим. Мы,  как упорные быки, увильнуть хотим от страданий: ведь Бог же дал нам такую власть,  чтобы она очищала нас,  ведь мы,  как говорится, заелись. Разве так Христос заповедовал нам жить?  Да нет,  и сто раз нет, и поэтому надо стегать нас,  и пуще стегать, чтобы мы опомнились.  Если мы сами не можем,  то Бог так устроил, что вы насильно нас тащите в Царство славы, и поэтому нужно вас только благодарить».

Вечное – единое на потребу. Вечное – это единственное, что стоит борьбы на смерть. Только так за вратами смерти можно увидеть Бога. Сщмч. Онуфрий Одесский писал: «Гонения — крест, возложенный на нас Самим Богом. И нужно нести его, быть верным долгу своему даже до смерти. Не оглядываться назад или по сторонам с унылым видом, а смело вперед идти, отдавшись на милость Божию, как говорит Спаситель: "Никто, возложивши руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лк. 9, 62)».

Но как в обычных обстоятельствах понять, что с тобой происходящее есть воля Божия? Давайте взглянем на пример сщмч. Кирилла (Смирнова). В одном из писем он рассуждает о том, что время ссылки затянулось по непредвиденным от него не зависящим обстоятельствам: «Паспорта я все еще не получил по той причине, что у домоуправления не имеется печати, и будет она не раньше, как через месяц. Без такой печати анкетный листок недействителен. Задержка такая не без воли Божией. Видимо, надо побыть здесь и выждать». В другой раз, когда власть не позволила ему отправиться в патриархию после смерти сщисп. Патриарха Тихона Господь послал ему сон, который пересказал сщмч. Серафим (Звездинский): «Видел я сон: стою на берегу бушующей реки, а мне надо следовать по ней. Вдруг огромная льдина преградила путь. Видно, мне сейчас закрыт путь….а что будет, Богу известно».

Казалось, что может быть лучше, чем организовать выборы патриарха, спасать Церковь, но Бог велел терпеть.

В любом испытании надо помнить, что не дает Бог больше, чем вынесешь и знает Бог какую пользу можешь приобрести в этом испытании. Зло не вечно будет царствовать на земле. Сщмч. Онуфрий Одесский рассуждая о распятии Христа писал: "Казалось, злоба и ненависть врагов Спасителя насытились сполна позором и смертью Богочеловека… И что же? Оказалось, что всему этому давно уже предопределили быть рука Божия и совет Божий! И ненависть книжников, и Иудино предательство, и смерть Мессии на кресте, и все случившееся со Спасителем было наперед предсказано в ветхозаветных книгах… Что же это значит? А то, что ничто на земле и во всем мире не совершается без воли Божией. Оказывается, что и зло уже не так безгранично, а совершается лишь то, что попускает Господь, ибо Бог есть Владыка всего».

В дни гонений терпеть приходилось не только людям, но и святым и святыням. В народной памяти осталось свидетельство живой связи неба и земли. Иосиф Фудель вспоминал, что когда начали вскрывать мощи, старец Алексий Зосимовский очень страдал по этому поводу и много молился, недоумевая — почему Господь попускает такому делу? Однажды вечером, когда он стал на молитву, рядом с ним встал преподобный Сергий Радонежский и сказал: «Молись три дня и постись, и после этого я покажу тебе то, что нужно». На третий день преподобный сказал: «Когда подвергаются такому испытанию живые люди, то необходимо, чтобы этому подвергались и останки людей умерших».

Вот мысль времен гонений – все небо подвизается за нас, когда в скорбях мы служим Христу.

Надо неослабно помнить, что несем крест, что в посланных испытаниях есть смысл, а значит такова воля Божия. Необходимо всегда молиться. Бог хранит нас. Сщмч. Онуфрий Одесский называл заблудшими тех, кто насмехается над верующими, когда они крестятся и призывают Божию милость, отправляясь в путь поездом, пароходом или трамваем: «Вы насмехаетесь над христианами, жалкие люди. И даже не подозpеваете, что именно благодаря вере и молитве этих христиан и вы спокойно едете. А что именно верующие и благочестивые люди сохpаняют гpады и веси и жизнь людскую, а люди неверующие и развpатные обpечены на гибель, – можно видеть из казни содомлян и гомоppян от Господа. Ради пpаведного Лота и его семейства Господь хpанил неверующих и развpатных людей Содома и Гомоppы, и только тогда послал огонь с неба, когда вывел Лота и его семейство из этих гоpодов. Из-за десяти пpаведных Господь хpанил жизнь неверующих целого селения (Быт. 18:16–20)». Новомученик призывает всех верующих помнить, что есть Бог, Который все видит: «В дни шиpокого разлития неверия и появления различных наглых pасколоучений и еpетиков, когда вера в поношении и уничижении внешнем – особенно утешительною является эта христианская истина, что над всеми есть недpемлющее Око, что Господь печется о нас; не только о всем мире вообще, но и пеpсонально, о каждом из нас. Волос с человеческой головы не падает без воли Божией. Значит Господь видит все развpащение, безбожие и отпадение от Церкви. И Он может положить предел сему, ибо Господь есть Владыка неба и земли (Мф. 28:18)».

Как это не парадоксально, но осознанное понимание воли Божией будет тогда, когда мы благодарим в испытаниях. Сщмч. Петр Зверев ссылку на безлюдный Соловецкий остров называл «пустынью»,  был искренне благодарен за поддержку: «Пока жив и здоров… Бодр духом, покоряюсь воле Господней, меня не оставляющей скорбями и испытаниями…Не ослабевайте в молитвах и доброделании, да сподобимся все в свое время милости Господней… Предаю вас всех Господу и Его Пречистой Матери». Когда он шестое Рождество подряд встречал в лагерях, все равно строчки письма начинались из хвалы: «Слава Богу за все, что пришлось мне за это время пережить и переживать. Нынешний раз как-то особенно грустно и скорбно я встретил и провожу праздники… Но все это решительно надо терпеть. Ну что делать? Не так живи, как хочется, а как Бог велит».

Великие плоды заключены в каждом испытании: духовный рост, совершенствование, победа над тленным и драгоценность нетленного. Подай Господи силу увидеть Тебя. 

Иерей Андрей Гавриленко

Рубрики
публикации

Как вести себя после Причастия?

Источник

Отвечает преподаватель Киевской духовной академии Андрей Музольф.

Чтобы понять, как себя вести после Причастия, мы сначала должны уяснить для себя, что такое само Причастие.

Причастие – это величайшее Таинство Церкви, в котором человек получает возможность приобщиться к Телу и Крови Самого Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа. В Причастии мы принимаем в себя Творца и при этом, по словам святых отцов, как бы становимся живыми храмами, в которые входит Сам Бог.

Неужели может быть что-нибудь более важное и величественное в этом мире? А значит и вести себя после участия в столь высоком Таинстве человек должен соответственно.

Прежде всего, у нас не должно быть легкомысленного и профанирующего отношения к тому, что с нами произошло. Нельзя просто прийти в храм, причаститься «между прочим» и так же «между прочим» продолжать заниматься теми или иными обыденными вещами.

Многие святые отцы, такие как святой праведный Иоанн Кронштадтский или святитель Иоанн Шанхайский, после Причащения оставались на долгое время в алтаре (или храме) и предавались молитве и размышлениям о Боге.

В то же время мы должны помнить, что, согласно молитвам ко Святому Причащению, мы принимаем в себя Тело и Кровь Христовы «во исцеление души и тела». И здесь напрашивается вполне естественный вопрос: если мы, например, идем на прием к тому или иному врачу и нам ставят определенный диагноз, предполагающий соответствующее лечение, то неужели мы будем нарушать предписания врача? Думаю, нет. Если мы хотим вылечиться, мы будем делать все то, что нам предпишет доктор. Следовательно, если мы, придя в храм, как в духовную лечебницу, желаем исцелить свою душу от греха, значит впредь мы должны стараться как можно меньше грешить. В противном случае получится, что на словах мы просим Бога простить наши грехи пред Ним, а на деле – сами не пытаемся приложить к этому никаких личных усилий.  

Рубрики
публикации

Прп. Иов Почаевский – наставник монахов и мирян

Источник

Многие из нас любят прп. Иова Почаевского, но не многие знают, что он оставил после себя поучения, актуальность которых за прошедшие четыреста лет никак не уменьшилась.

В день памяти прп. Иова, который Церковь празднует 19 мая, Почаевская Лавра буквально переполнена людьми, однако, несмотря на это, далеко не у каждого есть возможность почтить святого своим присутствием на богослужении в его обители. Мы можем помолиться ему у себя дома или в ближайшем храме, а можем еще прислушаться к его поучениям, восприняв и реализовав их в собственной жизни.

Довольно привычным является восприятие того факта, что аскетическая литература была написана для монашествующих, но прп. Иов не забывает и о мирянах. Вот, к примеру, тема «об отречении от мира и духовном совершенстве» как нельзя лучше подходит для тех, кто выбрал путь нестяжательства, уединения, молитвы и послушания, однако почаевский игумен не забывает здесь и о таких, как мы. Собственно, само отречение от мира и духовное совершенство он видит в способности удерживаться от осуждения. Дело это трудное во всех смыслах, но особенно тяжело не осуждать тех, кто должен быть примером для подражания и у кого слова расходятся с поступками. Речь здесь идет о священнослужителях и монахах, чей образ жизни отличается от декларируемого. Сегодня многие миряне образованны, легко находят информацию в сети, а потому также легко могут отыскать места в Писании или каких-либо еще правилах, которые можно поставить в упрек нерадивому священнику или монаху.

Нельзя не сказать, что часто православные христиане в той или иной мере знают о проблемах с нравственностью тех, кто претендует на моральный авторитет. Однако же такие люди делятся на бесконечно осуждающих и принимающих немощи ближнего. Конечно, здесь нет и капельки оправдания греха, просто кто-то понимает, что Церковь свята по святости Христа, но в ней есть люди, которые грешны из-за личных грехов – а кто-то всё смешивает, тем самым колебля собственную веру и оправдывая духовную лень. В таком случае прп. Иов предлагает обратить внимание на собственные недостатки, ведь в других мы видим то, что есть в нас самих. Тот, кто не понимает этого, собирает «себе отсюда больший огонь на окаянныe свои головы и лишает себя всякoго оправдания и прощения». Более того: «Закон же Христа и учение Его апостолов даны не монахам только, но и мирянам… очевидно, что не к монахам только, соблюдающим писания и проводящим безмолвную и пустынную жизнь, но ко всем, живущим по городам и селам с женами и детьми. Ибо разве должен мирянин иметь что-нибудь больше, чем инок, кроме одного только сожительства с женою? Ибо в этом только он имеет извинение; в остальном же – нисколько, но все наравне с иноком предписано ему делать, – и во всяком случае для него не безопасно преступление всех заповедей». В приведенных словах чувствуется строгость прп. Иова, но зато всё ясно и доходчиво. Обозначенные вещи многие из нас и так понимают, но только теперь мы еще можем сказать, что отречение от мира для мирян, как бы противоречиво ни звучало такое словосочетание, заключается в неосуждении, пусть даже в самых несправедливых на наш взгляд случаях.

«Вы же, возлюбленные, расположите свое сердце к принятию Евангелия, и пусть не подавляет вашего ума чрезмерное попечение о житейском», – этот призыв прп. Иова так же понятен, как и предыдущее поучение, но, кажется, что сегодня он приобретает особую остроту. В условиях войны попечение о житейском возрастает многократно. Возникают новые нужды, новые опасности и тревоги. Призыв Христа не заботиться о завтрашнем дне (Мф. 6:34) отнюдь не означает безответственности в периоды испытаний. Просто в критических ситуациях попечение о житейском может перерасти в навязчивую идею или даже стать фобией, особенно на фоне, когда другие дела отходят на второй плане или вообще исчезают. От такого чрезмерного погружения в нужды нас и стремится удержать прп. Иов.

Еще одно поучение почаевского игумена касается смерти – смерти, которая, к сожалению, сегодня как никогда ходит близко, забирая с собой многих, независимо от возраста. Ко всем возможностям умереть война добавила еще одну и очень значительную. «Всё суета в человеческой жизни: как цвет засохнет и как обманчивый сон пройдет», – пишет прп. Иов, теперь и многие из нас сами приходят к этой мысли, переоценивают и переосмысливают свою жизнь. Мы стали еще больше ценить вещи, не связанные с материальным бытием, как то дружба, любовь, верность, общение, вера. В нынешних обстоятельствах есть возможность приобрести то, чего никогда не приобрел в других условиях. «Поистине всё – суета, – продолжает прп. Иов, – итак, видя это, братие, будем терпеть с благодарением, так как все бывает от Бога». Такое отношение позволяет приобретать праведность, а для праведника и восприятие смерти становится совсем иным. Страх и беспомощность проходят. Даже неизвестность не пугает, потому что в той новой реальности ждет любящий Господь. «Не будем считать погибшими тех, которые отходят к Богу. Праведный Бог, увидев, что они творят правду, в правде и успокаивает их», – подытоживает прп. Иов.

Наставления всеми нами любимого святого совершенно небольшие по объему, они просты и понятны. Не могу сказать, что когда я знакомился с ними, то не узнал чего-то кардинально нового, но всё равно они заставили подумать над смыслами, которые в повседневной суете теряются. От поучений прп. Иова веет теплотой и строгостью, кажется, что через них будто ощущаешь дух святого, возможно, где-то частично постигаешь его мысли и устремления, а потом возникает желание хоть немного исправить свою жизнь, взять с него в пример. Думаю, что если в нас благодаря наставлениям прп. Иова Почаевского произойдут положительные изменения, то порадуют они его гораздо больше, чем краткие молитвы раз в году.

Протоиерей Владимир Долгих

Рубрики
публикации

Житие святого праведного Иова, или Почему наши скорби – это на самом деле радость?

Источник

19 мая Православная Церковь празднует день памяти одного из наидревнейших праведников – святого праведного Иова Многострадального (2000–1500 гг. до Рождества Христова).

Его жизнь является в чем-то знаковой и символичной для жизни каждого православного христианина. В описание жития этого удивительного святого написана целая ветхозаветная книга Книга Иова.

Напомним себе кратко её содержание. Праведный Иов жил в земле Уц (предположительно Северная Аравия). Он был очень праведен, человек святой жизни, и за то его почитали все люди. В то же время Иов был очень богат и знатен. У него родились семь сыновей и три дочери.

Однажды перед Богом сатана обвинил святого Иова в том, что он верит Всевышнему и идет путем заповедей Божиих только лишь потому, что имеет материальные блага и земное процветание. Тогда Господь разрешает диаволу искусить Иова, подвергнуть его испытанию.

Его дети умирают в одно время все вместе, пребывая на трапезе у старшего из них. Всё богатство и скот Иов также теряет. Господь попустил диаволу наслать на Иова страшную для того времени болезнь – проказу, за которую человека полагалось изгонять из весей и градов. Праведника изгоняют из пределов человеческих жилищ, и он доживает свои дни в куче навоза, скобля глиняным черепком свои раны.
Его жена, находящаяся в отчаянии и горе, советовала ему похулить Бога и умереть. Друзья Иова искали в нем причину грехов его: за что Господь иначе так наказывает этого человека?

Но Иов в терпении и уповании на Бога переносит всё. И наконец ему является Сам Господь и избавляет праведника Своего от всех скорбей. И прославляет его еще в этой жизни. Он снова обретает богатство. Исцеляется от болезни. У него рождаются дети. Иов живет на земле 248 лет, видя своих потомков до четвертого колена.

Церковь Небесная и Церковь Земная прославляют угодника Божия. И он входит в рай вместе с другими ветхозаветными праведниками.

В чем же урок его жизни для нас – христиан XXI века?

Святитель Тихон Задонский когда-то написал: «Скорби суть сокровенная милость Божия».

Т. е. «сокровенная» – таинственная, скрытая от нас до поры до времени. Не открытая нам. Или та, которую нам предстоит открыть. Нужно потрудиться, чтобы ее открыть. И святитель Тихон пишет, что скорби не зло. Это милость Божия. Проявление Его любви к нам и заботы о нашем спасении.

Ветхозаветная Книга Иова учит нас тому, что скорби – это лекарство, которое посылает нам Бог для нашего спасения. Это хирургический скальпель в деснице Бога-Целителя для нашего врачевания-исцеления. Это ступа, в которой мы, словно материальное зерно, перемалываемся в муку, годную для Царствия Небесного (таким образом пользовался священномученик Игнатий Богоносец в своих сочинениях). Это огонь, который расплавляет холодный равнодушно гордый металл нашей души в негиблющее сияющее золото, способное принять в себя рай и войти в рай.

И еще один интересный из Книги Иова момент. У сатаны нет никакой власти над человеком. Он действует только в том объеме, в котором ему попустит действовать Господь. Диавол искушает волю человека страхами, договорами-обещаниями материальных благ, обманами, но реальной власти он над человеком не имеет. Попущено действовать сатане и бесам ровно настолько, насколько это принесет пользу для человека. Т. е. сатана искушает волю человека – уклониться в добро или во зло. И если человек непрестанно старается уклоняться в добро, в исполнение заповедей Божиих, то его душа и сердце закаляются. Он словно бы приносит их в жертву Господу и получает за то дары благодати Святого Духа. 

Поэтому человеку посылаются и скорби – для его спасения. Они суть двери в Царствие Небесное. Но какой же ключ к этим дверям?

Правильная вера самого человека. Т. е. вера в Бога, основанная на правильном фундаменте. О составляющих частях этого правильного фундамента говорит святой праведный Иов в посвященной ему Книге.

1. Когда жена Иова в отчаянии и горе призывала его похулить Бога и умереть, он ей ответил: «Ты говоришь, как одна из безумных. Неужели доброе мы будем принимать от Бога, злого не будем принимать? Во всем этом не согрешил Иов устами своими» (Иов 2:10).

Т. е. святой Иов настолько верил Господу, что готов был принимать от Него всё, уповая на Всевышнего и видя и в скорбях Божественное милосердие, посланное ему, человеку, для спасения.

2. Когда друзья Иова сказали, что наказание послано ему за грехи, то он ответил им, что эти испытания посланы по непостижимой Божественной воле. И вновь мы видим эту всецелую преданность в руце Божии. И веру в то, что если человек предал себя в десницу Господню, то всё, что ни сотворит с ним Бог, – хорошо. Здесь мы видим и перекликание с темой святого праведного патриарха Авраама, а именно принесение им в жертву своего сына Исаака.

Оба, и Иов, и Авраам (они, кстати говоря, были родственниками), всецело, как дети, предают свои жизни в руце Божии. И за эту преданность сподобляются великих даров благодати Святого Духа.

3. И, наконец, своими духовными очами святой Иов прозревает главную истину мирового бытия – всеобщее воскресение мертвых и явление всего человечества, в том числе и его самого на Страшный суд Божий – пред Лице Творца. Этой истиной Иов живет и питается, и насыщается. Она его напояет, как в свое время будет напоять святых апостолов, Святое Евангелие, весь мир. Ибо она главная в христианстве: «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!»

Иов говорит о ней так: «А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Истаевает сердце мое в груди моей!» (Иов 19:25–27).

И уже в этой жизни ему является Господь и восставляет, словно бы воскрешает его. И по молитвам этого праведника милуются люди.

Так и мы должны жить, оживлять сердце своей непрестанной пасхальной радостью и упованием на то, что Господь всё делает для нашего спасения и в свое время мы узрим Его, и Он пригласит нас в Свою блаженную и неизреченную радость, куда нас непрестанно ведет сквозь этот сложный и полный скорбей мир.

Христос Воскресе! Воистину Воскресе! Святый праведный отче Иове, моли Бога о нас!

Протоиерей Андрей Чиженко

Рубрики
публикации

Когда бурная деятельность не бывает полезна?

Источник

Рассуждает протоиерей Владимир Пучков.

«Надо что-то делать». Знакомая фраза, не правда ли? Фраза, наглядно и выразительно характеризующая отношение современного человека к деятельности и бездействию: любое действие лучше любого бездействия. Я, признаться, настолько уже привык, что наш мир таков, что едва ли взялся бы что-то писать на эту тему, если бы за последние два с половиной месяца не услышал «надо что-то делать» в родной церковной среде столько раз, сколько, наверное, до этого и за все сорок с лишним лет жизни не слыхал. Оно и понятно: в стране война, Церковь, как видно, на пороге серьёзных испытаний. На первый взгляд, тут не то чтобы бездействие, тут промедление смерти подобно. Однако, давайте не будем спешить.

И да, сразу оговорюсь, что я не собираюсь здесь рассуждать о судьбах государства и Церкви, о её взаимоотношениях с обществом, о её каноническом статусе и перспективах. Я сейчас совершенно о другом. О том, в частности, сколь многому научилась наша Церковь у современного мира, сама, похоже, того не заметив. Давайте вспомним недавнее прошлое. Итак, Советский Союз приказал долго жить, похоронив где-то под обломками коммунистической идеологии все свои атеистические принципы, идеи и устремления. Церковь, пережившая семь трудных десятилетий, на протяжении которых террор сменялся репрессиями, репрессии притеснениями, притеснения гонениями, гонения ограничениями, оказалась свободной. Полностью свободной. Она вошла в тот редкий исторический момент, когда власти с нею ни бороться не намеревались, ни в тесные объятия заключать не спешили. Уже сейчас, при ретроспективном взгляде, становится ясно, что новую реальность Церковь восприняла в полном соответствии со словами поэта: «Мне вчера дали свободу, что я с ней делать буду»? Храмов мало, верующих много, потенциальной паствы, в лице крещёных, но невоцерковлённых и некрещёных, однако стремящихся, ещё больше. Кредит доверия в народе огромный при весьма ограниченных ресурсах. Нет ничего удивительного, что приоритетом стало не столько возрождение церковной жизни (о ней и знали-то из книг Синодального периода), а количественный рост приходов, храмов и монастырей. Что, само собой, рождало потребность в активных и деятельных людях, и тот вклад, который эти люди внесли в возрождение Церкви, поистине огромен. Однако, большим заблуждением было бы думать, что всё сделанное в течение девяностых и нулевых является результатом только чьей-то активности и инициативности. Главное, что двигало людьми в ту пору, – вера. Живая, горячая, полная энтузиазма, вплоть до самопожертвования. 

Итак, первые два десятилетия прошли и принесли свои плоды. Но не все плоды оказались благими. Спрос на деятельных верующих незаметно мутировал в спрос на просто деятельных людей. К тому же период активного возрождения был уже позади и вере большинства уже не был несвойственен энтузиазм девяностых. И вот наши ряды стали наполнять деятельные люди. Просто деятельные, активные, инициативные. Верующие, естественно. Но уже далеко не так горячо, как предыдущее поколение. Тогда (примерно) и сформировалось у нас вполне себе мирское отношение к деятельности: действовать – хорошо, бездействовать – плохо. Всё это очень легко наложилось на наметившееся под конец нулевых ослабление интереса к аскетике, и большинство приходящих в Церковь, столь востребованных, деятельных людей уже не ставило перед собой цели, прежде всего, войти в ритм жизни Церкви. Напротив, этот ритм стали менять. Стали формировать новый, тот, в котором по большей части мы живём сейчас. В котором точно так же нужно непрестанно «что-то делать», не бездействовать, не стоять на месте, двигаться.

А между тем аскетические принципы времени не подвластны. И если, начиная жить в Церкви, человек, прежде всего, не угомонится, не научится обдумывать действия и взвешивать слова, то, чем он занимается, будет чем угодно, но не духовной жизнью. Организованная на началах непрестанного движения и действия, основанная на чьей-то личной беспокойности жизнь, например, прихода может называться любыми словами, но насколько она церковна – большой вопрос.
Впрочем, так или иначе, упомянутые тенденции годами сосуществовали под церковной крышей с традиционным устроением. Сосуществовали бесконфликтно, порой уравновешивая друг друга. Но стоило кануть в Лету спокойным временам, как прежний баланс обернулся раздраем. Оказалось, что среди наших верующих имеется немало людей, чьи политические убеждения и гражданские позиции явно доминируют над церковностью и верой, а в среде духовенства мало кого не смущают батюшки с замашками менеджеров. Стоило священноначалию взять совершенно логичную в сложившейся ситуации паузу (а, собственно, о чём было говорить и заявлять после февральского обращения Блаженнейшего и заявления Синода? Нет лучшего способа подчеркнуть собственную легковесность, чем многократно повторять однажды сказанное), как со всех сторон понеслось: «Надо что-то делать»! И, что интересно, некоторые сразу же взялись за дело, не дожидаясь, что там скажет священноначалие. Получилось в итоге своим на соблазн, а чужим на смех, впрочем, могло ли быть иначе? Когда же на очередном Синоде было принято конкретное решение, те же самые люди взялись критиковать его на все лады, ясно давая понять, что призывы, раздававшиеся всё это время, по правде, нужно было формулировать иначе: «Надо что-то делать, как я говорю». Похоже, никогда ранее не было так очевидно, что сей беспокойный дух ничего общего с духом церковности не имеет.

Понимаю, мне легко можно возразить, что времена изменились, что Церковь в реальной опасности и если прямо сейчас чего-то не предпринять, то мы можем её и не сохранить. Но, помилуйте, разве не Бог хранит Свою Церковь? Мы столкнулись не с локальной проблемой, а думать, что отдельные люди или пускай даже многочисленные группы людей способны оказать влияние на, по сути, глобальные процессы, не слишком ли самонадеянно? Впрочем, не более самонадеянно, чем пытаться указывать Предстоятелю и Синоду, как именно им следует реагировать на войну, ситуацию в стране и положение Церкви. «Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города» (Притч. 16:32). Самое время тем, кто привык непрестанно «что-то делать» и стимулировать к этому других, обратить внимание на слова Премудрого. Ведь далеко не всегда молчащий молчит потому, что ему нечего сказать, а бездействующий бездействует оттого, что не знает, что делать. И нередко случается так, что, несмотря на беспокойство, нетерпение или даже неумение ждать, необходимо не бежать вперёд стоящих и не шуметь рядом с молчащими и уж тем более не подвергать критике шаги, предпринимаемые священноначалием для решения актуальных вопросов жизни Церкви и сохранения её единства в преддверии возможных испытаний. 

Рубрики
публикации

Можно ли молиться о животных и ставить свечи за них?

Источник

Отвечает преподаватель Киевской духовной академии Андрей Музольф.

Фото: azbyka.ru

В Книге пророка Иоиля читаем: «Даже и животные на поле взывают к Тебе…» (1:20). Следовательно, если Бог воспринимает их молитвы, значит они Ему не безразличны. Последнюю мысль, кстати, можно подтвердить многими цитатами из Священного Писания, свидетельствующими о промышлении Бога о всех созданных Им тварях, а не только о человеке, который, в отличие от прочих животных, является образом и подобием Божиим. Самое яркое тому подтверждение – 103-й псалом святого царя и пророка Давида. В нем поэтично повествуется о сотворении Богом мира и промышлении о нем. Чаще всего домашние животные – наши помощники: они охраняют нас и наше имущество (например, собака), облегчают наш быт (например, лошадь), дают нам продукты питания (например, корова), и потому вполне естественно, что мы можем просить Бога о том, чтобы Он даровал им здоровье в случае болезни. Но при этом мы не совершаем о них особых молитв в храме, за общественным богослужением, а также не молимся об их упокоении.

В Православной Церкви главная молитва о людях совершается во время Проскомидии, когда священник вынимает из просфор частички о здравии или упокоении православных христиан. В конце Литургии эти частички погружаются в Кровь Христа, при этом священник просит Бога «омыть грехи зде поминавшихся». Таким образом, основная суть молитв – это обращение к Богу, чтобы Он простил грехи человека, будь то живой член Церкви или усопший, ведь грех – главная преграда, отделяющая нас от Творца и не дающая нам возможности соединиться с Ним. Животные же от Бога никогда не отпадали, но, по слову святого апостола Павла, и сами стали жертвой грехопадения человека, в результате которого «покорились суете и тлению» (см. Рим. 8:20–21).

Однако если о бессмертии человека и о том, каким, собственно, это бессмертие будет, в Священном Писании говорится, то о вечной жизни животных не сказано ни слова. Современный богослов размышляет так: «Раз любовь бессмертна, то и любовь, в том числе между человеком и животным, – тоже. Как, что, где, сколько этого бессмертия есть и будет – понятия не имею». А потому молитва о животных, какими бы близкими они нам ни были и как бы мы их ни любили, в Церкви не практикуется.

 

 

Рубрики
публикации

Как реагировать на запрещение церковной деятельности и закрытие храмов

Источник

Комментарий главы юридического отдела Бориспольской епархии протоиерея Алексея Носенко.


– Что делать, если местный орган власти запрещает или приостанавливает деятельность УПЦ?

– Ни местный совет, ни орган местного самоуправления не имеет прав и полномочий запрещать либо приостанавливать деятельность какой-либо религиозной организации, в частности УПЦ. 

Согласно статье 19 Конституции Украины, органы государственной власти, местного самоуправления и должностные лица обязаны действовать только в пределах своих полномочий, которые предусмотрены Конституцией Украины.

Полномочий запрещать или ограничивать религиозную деятельность местные советы и органы самоуправления не имеют. Поэтому прихожане УПЦ не обязаны выполнять незаконные решения органов власти.

Все богослужения и другие требы проводить можно. И действовать необходимо так, как мы всегда и действовали: мирно и спокойно.

– Если принудительно закрывают храмы, что делать?

– В случае принудительного закрытия либо опечатывания храма, а также недопущения людей в храм необходимо вызывать полицию (по номеру 102) на место происшествия и подавать письменное (подчеркну – именно письменное) заявление в полицию от имени настоятеля храма о совершении правонарушения.

Почему письменное? Потому что на письменное заявление правоохранительные органы обязаны будут отреагировать, открыть уголовное производство и уведомить заявителя о результатах рассмотрения данного заявления.

В любых неправомерных ситуациях необходимо сразу же вызывать полицию, подавать письменное заявление. В частности, статья 180 Уголовного кодекса Украины предусматривает ответственность за препятствование совершения религиозных обрядов. В ней говорится, что никто не имеет права чинить препятствия в совершении религиозных обрядов.

За создание препятствий в совершении богослужений предусмотрена ответственность.

– Нужно ли фиксировать конфликтную ситуацию на видео?

– Фиксировать на видео нужно. Никто не может запретить снимать, фиксировать правонарушения, как эти, так и любые другие. Это видео может быть использовано в ходе самого расследования.

– Следует ли организовывать дежурство в храмах?

– Относительно дежурства в храмах нет универсального совета, каждый настоятель должен исходить из конкретной сложившейся ситуации вокруг своего прихода. Где-то это нужно, где-то нет.

Если есть возможность, хорошо бы организовать видеонаблюдение.

Если районный совет, городской совет – любой орган местной власти – принимает решение о приостановлении или запрете деятельности храма УПЦ на данной административной территории, необходимо подать заявление в полицию о возбуждении уголовного производства в связи с превышением служебных полномочий таким органом власти. Следует сослаться на статью 180 Уголовного кодекса и статью 161 (статья о нарушении равноправия граждан в зависимости от национальной или религиозной принадлежности, инвалидности или по другим причинам). Почем запрещают деятельность именно УПЦ? На каком основании?

Также в заявлении о правонарушении можно ссылаться на статью 356 Уголовного кодекса Украины (самоуправство) и статью 364 (злоупотребление властью и служебным положением).

Еще раз повторюсь, что органы местного самоуправления не имеют права принимать такого рода решения.

Подобные заявления, кроме полиции, можно подавать в областные военные администрации для того, чтобы незаконное решение было отменено. Они имеют возможность и право отменять решения, которые приняты ошибочно.

Необходимо всегда действовать мирно и исключительно в юридическом поле, тем путем, который нам предоставляет Закон. Нужно обжаловать незаконные решения и, соответственно, просить правоохранительные органы дать им оценку с точки зрения совершения преступления конкретными должностными лицами.

– Что делать в случае рейдерского захвата храмов?

– Рейдерский захват храмов – это уголовное преступление. Необходимо попытаться сплотить общину и самим отстоять храм, физически не допуская проникновения злонамеренных лиц. Не допустить разбойников своим присутствием, молитвой. Не прибегая, безусловно, к каким-либо незаконным силовым сценариям. Вызвать полицию. Как мы можем реагировать на уголовное преступление? Исключительно вызовом полиции, показаниями свидетелей и заявлением в правоохранительные органы. Преступники должны понести наказание. 

Беседовала Наталья Горошкова

Рубрики
публикации

Преполовение Пятидесятницы – время проэкзаменовать свою духовную жизнь

Источник

Преполовение Пятидесятницы – ускользающий от нашего внимания праздник, на котором хотя бы мысленно стоит остановить свое внимание.

В рабочие дни мы и на двунадесятые праздники не всегда имеем возможность прийти, что уж говорить о других торжествах. Отсюда о Преполовении некоторые православные христиане вообще ничего не знают. Честно говоря, я сам таким был. Теперь же мне кажется, что Преполовение стоит воспринимать как праздник смыслов относительно собственной духовности. Связанные с жизнью Спасителя или Богородицы торжества имеют масштабное, вселенское значение, а на середине пути между Пасхой и Пятидесятницей стоит сфокусировать внимание на самом себе. Не об эгоизме или самолюбии я говорю, а об оценке своего отношения к Богу и к христианству.

Почему, собственно, я выбрал такой уклон для рассуждений? Во-первых, праздник Преполовения – один из самых древних: ранние свидетельства относятся к IV веку, а учитывая, что гимнографические произведения к нему составили такие светочи, как свт. Андрей Критский, прпп. Иоанн Дамаскин и Феофан Исповедник, то однозначно он имел большое значение. Во-вторых, Евангельское зачало, читаемое на Литургии, повествует о том, как Христос учил в храме на праздник Кущей. Это послужило основанием для иконографического изображения Спасителя в образе Учителя. Если Он – Учитель, а мы – ученики, то нужно иногда, так сказать, оценивать качество усвоенного материала. Самый главный экзамен нас всех ждет еще впереди, но к нему очень желательно готовиться. В духовной жизни нас никто специально «опрашивать» не будет. В большинстве случаев мы ответственны перед собой и перед совестью, а потому здесь всегда есть возможность тихонько «смухлевать». Отсюда и возникают сложности не только с соблюдением каких-то заповедей, но даже каких-то несложных правил, как, например, соблюдение поста. Так и получается, что Воскресение Христово отпраздновали и расслабились. И вот здесь мне вспоминаются слова отца Софрония (Сахарова), утверждавшего, что большинство людей на пасхальном богослужении не молится. Нас сильно занимает «скоростное» пение ирмосов, постоянные возгласы «Христос Воскресе!» и вообще состояние эмоционального возбуждения, которое легко перепутать с одухотворенностью. Я не говорю обо всех, но то, что такой феномен существует, это точно. Просто давайте будем честны и вспомним, что мы запомнили или что нас больше всего поразило из пасхального канона или стихир? Если ни одного слова на ум не приходит, то чем мы занимались на службе? Когда эмоции проходят, наступает расслабление – и это нормально. Однако не должны так быстро проходить духовная радость, внутренний мир, дарованный Воскресшим Христом. Проблема заключается в том, что мы иногда путаем одно с другим.

Пройдя Преполовение, мы будем всё дальше от Искупительного подвига Христа и всё ближе к возможности усвоения Его плодов посредством Святого Духа, созидающего и действующего в Церкви. И вот здесь нам нужно ответить себе: какое место в нашей жизни занимает Бог? На чем основана наша вера? Эти вопросы, кажущиеся для «профессиональных» христиан простыми и даже неуместными, на самом деле не такие уж и незначительные. Действительно ведь можно годами ходить в храм, участвовать в Таинствах, при этом строить веру на чем угодно, но только не на Христе. Если наша религиозность, наша жизнь в приходе основаны на поиске политических единомышленников, близких по интересам людей, на «затыкании» психологических травм, на привязанности к священнику, на ощущении своей значимости или избранности, на реализации каких-то собственных идей, проектов или тому подобных вещах, то тогда не стоит удивляться, что при малейшем «шторме» наша вера начнет колебаться.

В евангельском рассказе в день Преполовения мы слышим слова Христа: «Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня; кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю. Говорящий сам от себя ищет славы себе; а Кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем» (Ин. 7:16–18). Учение Спасителя на самом деле уникально. Он говорил не как высоконравственный человек, но как Бог, о чем пишет, например, свт. Амвросий Медиоланский. Господь ждет каждого из нас целиком и полностью. Вспомните все слова Христа об отвержении себя, о взятии креста, о плуге, о необходимости возлюбить Его больше всех родственников, о мече и многие др. В борьбе за блаженную вечность с Богом не может быть половинчатых решений. Не должно быть указанных «трещин» в основании веры, так как именно через них к нам проберется враг рода человеческого. Христос упрекает иудеев: «Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону» (Ин. 7:19) – перефразируя Его относительно нас самих, спросим себя: не дал ли нам Господь всё для спасения, а мы как живем? Как готовимся к главному экзамену жизни? Надеемся, что Бог подарит нам еще немного времени для подготовки.

Напоследок стоит сказать, что праздник Преполовения – это день не только для укора, но и для вдохновения. Находясь на середине между Воскресением и Пятидесятницей, нужно задуматься и над пройденным путем от Пасхи и вообще над пройденным путем в Церкви. Да, что-то мы упустили, что-то недоделали, совершили какие-то ошибки. Но всё же и приобрели немало. Мы можем быть недовольны текущим состоянием своей религиозной жизни, но если вспомнить какими мы были до вхождения в Церковь, то разница будет ощутима. А теперь вчитайтесь в слова св. Петра Хрисолога, сказавшего в день Преполовения следующее: «Так же, как опытный путешественник, стремящийся к своей цели, особенно рад вспомнить, какой длинный путь он уже проделал, и от этого становится еще сильнее, чтобы завершить то, что ему осталось, и вся сила его обновляется. Так и мы с торжественной радостью и благочестием проведем этот день, который смягчает и умеряет пылкость нашего ожидания, чтобы со свежими душевными силами мы достигли истинной благодати и радости Святого Духа».

Протоиерей Владимир Долгих