Рубрики
публикации

Борьба с плакатами. ( Из цикла «Любопытная Варвара»)

Источник

Рассказ.

В середине 90-х в Богословской появился Дмитрий. Варвара сразу подметила нового экземпляра среди и без того не густого мужского состава прихода. Было новичку лет 30, имел он небольшую светлую бородку, нежный румянец на впалых щеках и всем своим видом напоминал многообещающего богатыря из русских былин. Не хватало только остроконечного шелома на светлых волосах до плеч. Дмитрий ходил в каком-то мешковатом свитере и не менее одутловатых штанах. Вид имел крайне задумчивый, надмирный, либо устремленный внутрь себя, как и полагалось начинающему подвижнику. Был немногословен и зело таинственен. Варвара поглядывала на него и в крайней точке мозжечка имела мыслю познакомиться с исихиастом поближе, но сама подойти робела. Дмитрий обитал на колокольне, чтобы быть к Богу поближе, а от мирской суеты подальше. Иногда Дмитрий, вооружившись черной краской и кисточкой, красил цоколь церкви, опять-таки храня спасительное молчание.

Короче говоря, к такому сунуться с пустыми Варвариными разговорами было однозначно не с руки.

В 1999 году, как всегда ,собрались у Елены на даче отметить Пасху. Позже всех, когда Елена уже разрезала освященное будто вчера сваренное яйцо прошлого года, пришел Семен в поломанных очках. Посыпались вполне логичные вопросы.

— Почему так поздно?

— Что случилось?

— Я только что из полиции, — начал объяснять Семен. — Это мне там очки поломали… После службы поднялись мы, человек десять мужчин, на колокольню, где Дмитрий живет, — разговеться. Он там обитает по благословению Патриарха, считает, что, живя при церкви, легче спастись. Вы его знаете. До этого он был послушником в монастыре во Мцхета, но вскоре ушел оттуда, его что-то там не устраивало. Теперь он у нас после служб ремонтирует храм своими силами.

— На что он живет? — встряла Варвара, болезненно относящаяся к материальному вопросу.

— Не знаю, он, конечно, нигде не работает. Мама ему носит обед из дома в кастрюльках.

— В его возрасте надо самому матери обеды таскать, — съязвила Варвара и огребла по полной шиканья со всех сторон.

— Вечно ты со своим осуждением!

— За своим носом смотри.

— Человек на колокольне по благословению. Не наше дело.

— Ну а дальше что было?

— Так вот, — продолжил Семен. — Сели мы за стол. Через какое-то время Дмитрий стал нас обличать: «Как вы можете терпеть то, что творится в городе?! Сплошная реклама проституции! Везде отвратительные плакаты! Вы просто не мужчины после этого!» И предложил нам, если кто не боится, идти закрашивать обнаженных девиц на рекламах в метро.

Варвара напрягла цепкую память и при первом прочесывании не ахти как изветвленных извилин не смогла вспомнить никакой рекламы проституции в метро. Потом все же уяснила, что имелось в виду.

То там, то тут в вагонах была реклама прокладок: сидящая в вполне приличной позе длинноволосая девица с полузакрытыми глазами из-под накрашенных век. Где-то на заднем плане виднелась сиреневая упаковка с пятью точками. На картину никто особо не реагировал, так штришок окружающего пейзажа. А Дмитрий, оказывается, зрел в корень духовной проблемы. Прокладки те проклятущие до добра не доведут. Зело смутительно сия картина и небогодухновенна.

— …Остальные, люди постарше, его и слушать не стали.— продолжал Семен. — Глупости, мол, все это. А я пошел, чтоб доказать, что не боюсь. Только уговорил его благословение взять… Купили мы краску, спустились в метро и приступили к работе. В третьем вагоне нас с красками поймали полицейские и потащили в отделение допрашивать, кто мы такие и что здесь делаем.

Дмитрий с ними ругался, кричал им, что они тоже не мужчины, раз спокойно смотрят на развратные рекламные плакаты… Одним словом, ему больше попало, а мне сгоряча только очки поломали, — смущенно закончил Семен.

Слушатели невольно засмеялись.

— Неужели столько взрослых людей не могли ему объяснить, что он заблуждается? — не унималась Варвара. — Чтобы спастись, необязательно жить на колокольне и закрашивать рекламу.

— Что ты понимаешь! Его сам Патриарх благословил! — возразила Елена. — Наверное, в этом есть какой-то свой глубинный смысл.

Все тут же с этим согласились.

«Глубинный смысл» суемудрой Варваре так и не открылся, так как через полгода купол колокольни сгорел от замыкания электроплитки Дмитрия. Когда отстроили новый, то настоятель его больше туда не пустил. Сам «небожитель» куда-то исчез. Перешел ли он в другую церковь или облюбовал себе другую колокольню — осталось неизвестным.

Мариам Сараджишвили

Рубрики
публикации

Радоница. Смысл поминовения и советы святых как молиться

Источник

Молитва за усопших – это способ общения живых и умерших.

Так продолжается наша любовь, которая «никогда не перестает» (1Кор. 13:8). Умершие часть тела и жизни Церкви, так она напоминает нам о будущей встрече с усопшими, поэтому во всех частях своего богослужения молится о них.

Сщисп. Афанасий (Сахаров) автор известного труда «О поминовении усопших по уставу Православной Церкви» писал: «Не опуская ни одного случая, где и когда можно совершить поминовение усопших, Церковь вводит его в состав и общественного, и частного богослужения, и в домашнюю молитву…ежедневное богослужение, состоящее из девяти суточных служб…и на каждом из них непременно в той или иной форме, кратко или пространно, совершается поминовение усопших».

Пасхальный период очень особый, богослужение изменяется часто очень кардинально. Преображаются привычные нам чинопоследования и над всем парит Пасхальное: «Христос Воскресе!». Это не случайно, тут выражается вся наша надежда на искупление от рабства смерти.

Жизнь наша, как капля дождя. Она маленькая, быстрая и уходящая в землю. Все мечты кончаются смертью. Но это не от Бога. Он создал нас для вечности и для блаженства. Священное Писание говорит, что «Бог смерти не сотворил» (Прем. 1:13).

Господь наш — Жизнь и творить может только жизнь, Он Жизнодатель. Смерть, как вор ночью проникла через грех прародителей. Открыв свои уста для запретного плода, они впустили с пищей в свою природу грех (от гр. «промах») — нарушение воли Божией. За грехи надо платить, а плата за грех по ап. Павлу – смерть (Рим. 6:23).

Бог сотворивший нас для жизни не отступил от намеченного плана о человеке. Он дал человечеству возможность исправить ошибку и вернуться к Нему. Тут терпение и любовь Божия. Для спасения человечества Отец послал в мир Своего Сына единосущного, чтоб Сын оставаясь Богом стал человеком и в отличие от Адама показал бы послушание Отцу, подчинил бы свою человеческую волю Воле Божией, взял бы грехи наши, понес беззакония наши и через послушание Отцу небесному осудил бы грех в плоти (Рим. 8:3). Иисус Христос сделал это ради нас и нашего ради спасения. За грехи наши умер и понес вместо нас наказание.

Силы ада, убивая Христа радовались, сатана не зная тайны Боговоплощения, сам научил Иуду предать Учителя (Ин. 13:27). Но когда нераздельный с человеком Бог сошел со Своей душой в ад, вся тьма просветилась Светом, все зло затрепетало от Добра.

Ад был разрушен, сатана связан, Богочеловек Христос упразднил абсолютизм зла в мире. И самое главное — Он победил смерть и вернулся к Жизни. Он Воскрес! Он называется первенцем из мёртвых, то есть первым Кто вернулся к жизни после которой уже нет смерти. Первым Кто вернулся к жизни вечной и блаженной, где смерти нет. Гробы опустели. Сбылось пророчество: «Я открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших» (Иезк. 37:12).

Сщмч. Иоанн Восторгов в наставлении в этот день говорил: «Слышали и мы, братие, о пустых гробах. Слышали – в светоносный день Пасхи…с воскресением Христовым жизнь жительствует и мертвого нет ни единого во гробе. Ибо Христос воскрес из мертвых… Он – Глава тела Церкви (Еф. 4:15–16), мы – ее члены. Но когда пробудилась к жизни Глава тела, тогда члены его не могут быть безжизненными. Он – лоза плодовитая, как Сам Он Себя называл, а мы – ветви (Ин. 15:1). Но когда лоза весною почувствует свет и тепло, когда в ней заиграет молодая и могучая жизнь, тогда ветви живут ее жизнью, и не могут остаться сухими и мертвыми».

И всем Кто верит в Него, Христос тоже даёт эту жизнь. Как Адам — дал всем греховность и смерть. Так Христос — Новый Адам, дает всем святость и жизнь. Смерть — как власть тьмы, смерть — как безысходность больше не имеет прав на верующих во Христа Иисуса. Богочеловек вырвал у неё жало и уничтожил яд, она властная теперь только отделить душу от тела и то на время до Страшного Суда. Она не мучает, не содержит в мраке и в своей власти тела и души умерших верующих христиан. Она теперь слуга, отправляющая душу к Богу на суд, а тело, по словам свят. Григория Нисского, в могилу на "переплавку" от всякого зла, которое совершало до всеобщего Воскресения.

Сщисп. Лука Крымский в проповеди на Пасху 6 мая 1945 года, замечал: «Все мы, уверовавшие во Христа, тоже были бы мертвы, если бы не воскрес Христос, ибо дух наш требует, как безусловно обязательного, бессмертия. Дух наш не может никак примириться с тем, чтобы такие великие праведники, как, например, преподобный и богоносный отец наш Серафим Саровский, просто умерли, исчезли, канули бы в какую-то бездну небытия…Если бы Христос не воскрес, то вся проповедь апостолов о Христе не имела бы силы. Вера наша в Него была бы тщетной, безнадежной, ибо «если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес». Потому именно так велик для нас, такой радостью наполняет сердца наши праздник Воскресения Христова, что Христос Своим воскресением удостоверяет, что будет и всеобщее воскресение, ибо Он был первым из воскресших».

Христос Воскрес и уже не умрет – Он в бессмертии, так будет и с нами. В светлые пасхальные дни Церковь обнимает всю вселенную, живых и мертвых в едином хоре движет на славословие Воскресения Христова: «Ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя, да празднует убо вся тварь; смерти празднуем умерщвление, адов низложение, иного жития вечного начало».

Как же воскреснут мертвые?

Хирург и профессор, знавший физиологоию человека лучше чем все атеисты, архиепископ и исповедник Лука Крымский ссылался на авторитет Библии и здравого смысла говорит: «Зерно, брошенное сеятелем во вспаханную землю, перестает существовать как зерно: оно распадается, разлагается, оно как бы умирает, но только как бы, потому что в нем заложены великие силы жизни. Из зерна, прекратившего свое существование зерна, силой Божией вырастает большое, прекрасное, полезное и необходимое для нас растение».

Святитель задает вопросы, рассуждает и дает ответы и советы:

«Не из всякого семени одно и то же растение, но каждому дает Господь Своей животворящей силой особое тело: особое тело у колоса пшеницы, особое тело у овса, особое у кустарника. И все тела эти откуда? Из семени, которое умерло.

Чьей же силой растут и появляются эти новые тела? Конечно, силой Божией, силой Духа Святого, которая живет во всякой клетке и животного и растительного организма.

Вот эти слова св. апостола надо вам всем понять и твердо запомнить: «Есть тело душевное, есть тело и духовное». Тело душевное – это наше нынешнее тело, это – плоть и кровь; это кости, мускулы и внутренности. О нем говорит св. апостол Павел, что «плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия» (1Кор. 15, 50). И обреченные на тление тела душевные не могут наследовать нетления.

Как же понимать нам эти слова? Вспомним, в каком теле воскрес Господь Иисус Христос, в том ли самом, в каком жил до смерти Своей? Нет, в ином, в новом теле, в теле, обладавшем свойствами необычайными, какими при жизни не обладало. Тело Воскресшего Спасителя проходило чудесным образом сквозь закрытые и запертые двери. Итак, тело Воскресшего Господа было не душевным, а духовным телом. Вот подобными же духовными телами будут и тела всех воскресших людей. Когда воскреснут они и какой силой? Конечно, только силой Божией».

Сегодня, в день Радоницы мы вспоминаем, что у Бога ключи от жизни и смерти, Он весь милосердие и весь любовь. Радоница – это радость от дара Христова человечеству – всеобщему воскресению. И мы просим Его принять души всех наших близких в Свои небесные чертоги. В ожидании воскресения мёртвых и встречи со всеми отцами и матерями, будем петь сегодня: "Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав".

Сщмч. Иоанн Восторгов в Грузии в этот день более ста лет назад говорил: «В Пасху Господню, в чудные дни, когда пред нами Начальник жизни, живыми и мертвыми обладаяй, Своим воскресением осиявший все гробы и сущим во гробех живот даровавший, эти сущие во гробех, эти дорогие покойники становятся к нам особенно близки, близки до ощутительности, они стоят у нашего сердца, взывают о духовном общении с ними. Отсюда сам собою создался и сам собою держится глубоко трогательный обычай…день радости пасхальной делить с умершими, и молиться о них всенародно и торжественно. Пойдем, возвестим им о востании Господа, разделим с ними радость нашу, и скажем им привет святой пасхальный: Христос Воскресе!»

Новомученик дает несколько советов, которые так же действенны и в наши дни: объединиться с умершими во Христе Воскресшем – тогда в радость будет свидание с ними; помолиться о них и посетить гробы – это равняется  подвигу жен мироносиц посетивших гроб Христов, так как Христос обещал усердие для братьев принимать за усердие к Нему: ««что сотворили вы единому из братьев Моих меньших, то Мне сотворили» (Мф. 25:40).

В заключение хотелось бы поделиться советом на этот счет сщмч. Сергея Мечева. Размышляя о заупокойной молитве, он наставляет, как молиться в день церковного поминовения: «Мы молимся, как часть Тела Христова, и только такая молитва и может принести им облегчение и успокоение. Давайте в этот день молиться о тех, кто с нами жил и молился и кто ждет от нас помощи, о тех, с кем мы вместе проходили путь духовного делания. Вспомним и тех, с кем мы встречались и сталкивались в жизни, ибо мы знаем, что всем нужна наша память и молитва. А затем помолимся и о тех, кого мы не знаем, но за которых пришли помолиться другие, которые дороги им».

Иерей Андрей Гавриленко

Рубрики
публикации

Как поступить, если грех, который был исповедан, продолжает беспокоить совесть?

Источник

Грех исповедан, но продолжает беспокоить совесть: как поступить, нужно ли его исповедовать вторично? В этом вопросе пробует разобраться иерей Андрей Чиженко.

Андрей Николаевич Миронов. Совесть

Святые отцы сравнивали грех с сорняком на огороде. А огород, соответственно – с сердцем. Они говорили о том, что борьба с грехом продолжается до смерти человека. Подобно тому, как огород нужно пропалывать постоянно, так же нужно бороться со своими грехами, и в первую очередь частой исповедью.

Здесь, дорогие братья и сестры, хочется сказать, что в священнической практике сталкиваешься с тем, что часто в сознании прихожанина Таинство исповеди неотделимо от Таинства причастия. Человек думает, что ему и на исповедь нужно готовиться также строго, как и для приобщения Святых Христовых Таин, то есть поститься, читать каноны и прочее.

Конечно же, это не так. Все это нужно совершать в процессе подготовки к Таинству причастия; в эту подготовку входит также и Таинство исповеди. Но, если вы хотите исповедаться без причастия, то вам достаточно вспомнить свои грехи, которые мучают душу, и без какой бы то ни было молитвенной и постовой подготовки просто прийти в храм и попросить священника вас исповедовать. Исповедоваться желательно часто – по мере необходимости. Ведь грешим-то мы также часто!

Обычная монашеская практика, например, исповедоваться хотя бы каждую неделю, а если есть потребность, то и чаще.

Вообще святые отцы сравнивали душу часто исповедующегося человека с проточным родником, вода в котором всегда свежая и чистая. А душу человека не исповедующегося – с затхлым болотом с несвежей застойной водой.  

Теперь о грехах. Выше мы видели, что святые отцы сравнивали грех с сорняком. Конечно же, есть грехи, которые человек совершил, обжегся и не повторяет более. К примеру, прелюбодеяние, аборт или попытка самоубийства, драка с сильными увечьями, другие тяжелые грехи. Он обжегся, исповедовал этот грех, и с помощью разрешительной молитвы священника Господь снял с него эти грехи. Если человек их не повторял, то данные грехи  можно уже не исповедовать. Не будем маловерными, нужно уповать на милосердие Божие и Его всепрощение.

Но, к примеру, если человек не совершал прелюбодеяние, но блудная страсть (он чувствует) еще сильна в нем, то, конечно же, ее нужно исповедовать. Значит, в сердце корень греха остался. И пока он будоражит душу, до тех пор его надо исповедовать. Или, к примеру, человек никого не убил, но осуждал, раздражался и гневался регулярно. Ведь данные страсти – тоже нарушение заповеди «не убий». А мы, к сожалению, их испытываем почти каждый день.

Надо исповедовать не только совершенные дела, но и слова и помыслы, чтобы искоренять грех еще в зародыше, когда он приложился к нашим мыслям или чувствам. Что пишется в 136-м псалме, который еще имеет название «На реках Вавилонских» и часто используется в богослужениях подготовительных недель к Великому посту? Стихи 9 и 10: «Дочь Вавилона, опустошительница! блажен кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!».

Эти стихи из псалма – призыв для нас к исповеди. Дочь Вавилона – это наше страстное падшее естество, исполненное порока, опустошающее душу, и также бесовские атаки на нас. Младенцы дочери Вавилона – это вражеские, диавольские прилоги, всеваемые сатаной в наше сердце, а также наши личные чувства и мысли, которые сродняются с этими прилогами и начинают расти в нашем сердце сначала младенцами, а потом и крупными зверями. Поэтому страсти нужно искоренять в зародыше. Их нужно разбивать о камень.

Что такое этот камень? Он – Христос. И когда мы припадаем к Нему в Таинстве исповеди и слезами покаяния разбиваем об этот священный камень зародыши своих грехов, то получаем от Господа прощение и исцеление от своих страстей. Получаем блаженство, то есть высшую радость упокоения в Боге.

Будем же помнить, дорогие братья и сестры, что если мы чувствуем, что грех мысленно и чувственно все еще продолжает ранить нас, то, конечно же, его лучше исповедовать еще раз. Будем также помнить о том, что борьба эта длиться до самой смерти. Только ведь и награда велика! «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор. 2:9).

Иерей Андрей Чиженко

 

Рубрики
публикации

Радоница. Зачем молиться об усопших?

Источник

Радоница. Каждый стремится помолиться о своих усопших, но для чего? Что может быть изменено за порогом земной жизни?

За гробом невозможно покаяние. Невозможно потому, что «покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни», но жизни уже нет и исправление невозможно.

Тогда зачем молиться? Все дело в том, что за этим вопросом «зачем?» таится какое-то практическое отношение ко всему, что мы делаем. Я делаю это затем, потому что будет такой-то результат. И ко всем вещам нам свойственно относиться с точки зрения предполагаемого результата. Если его нет или он не очевиден, то мы прекращаем работу.

Но все дело в том, что этот практический принцип не всегда правильный.

Мы можем что-то делать не потому, что предвидится результат, а потому, что это правильно. Вот, скажем, кто-то хочет всегда быть честным, постоянно говорить правду. Зачем? Разве это поможет лично правдолюбцу? Как правило, бывает наоборот. Может, это изменит лжецов вокруг? Очевидна наивность такой мечты. Тогда зачем быть честным, если практического результата нет или он минимален. Или совсем не очевиден? И все же стремиться к честности нужно, потому что это правильно.

Да, Церковь говорит, что покаяние за гробом невозможно, и Она же молится об усопших.

Молиться не только правильно для Церкви и для всех ее членов, молитва является естественным деланием Церкви.

Церковь молится и о живых, и об усопших. Церковь молится о живых и мертвых потому, что это проявление Ее любви. Кого мы поминаем в своих молитвах? Наших родных и близких. По какой причине? Потому что мы их любим.

Ведь очевидно, что многие наши родные и близкие являются невоцерковленными, большинство из них вообще настроены отрицательно. Но мы молимся. Молимся годами, молимся десятилетиями. А они все не воцерковляются, все живут по стихиям мира… но мы продолжаем молиться. Продолжаем, даже несмотря на то что результата нет, что, возможно, и не будет, но мы молимся потому, что продолжаем любить наших родных и близких.

И в один момент наших близких не станет. Они умрут. Что поменяется в нашем отношении к ним? Ничего! Разве наша любовь к ним перестанет существовать после их смерти? Никак! И если мы молились о них при жизни, то почему должны перестать молиться о них после смерти? Ведь когда они были живы, наши молитвы считались проявлением нашей любви к ним, однако и после смерти любовь осталась, никуда не исчезла, и мы продолжаем молиться о наших близких, которые уже не с нами.

Конечно, можно возразить, что при жизни есть надежда на исправление, потому есть молитва, а после смерти нет надежды на исправление, потому и молитва не нужна…

Однако при этом упускается один важный момент. Мы исповедуем воскресение мертвых, то есть сейчас души и праведников, и грешников находятся в определенном состоянии предвкушения блаженства или мучений.

Человек получит полную меру только в теле. Мы все воскреснем. Потому что быть человеком – это обладать и душой, и телом. Мы созданы сразу как соединения души и тела. Не было времени, чтобы душа предсуществовала нашему телу, и не было времени, чтобы тело предсуществовало нашей душе. Человек изначально, сразу, с первых секунд зачатия – из души и плоти. И в это естественное свое состояние мы все вернемся в воскресении. И тогда наступит «суд Христов», когда «соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов» (Мф. 25:32).

Господь Иисус Христос будет судить живых и… умерших: «будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его» (2 Тим. 4:1).

Судить мертвых. Зачем судить тех, кто уже был судим, судить тех, кто уже находился в определенном состоянии.

В канонической традиции Церкви действует правило: за одно и то же два раза не судят. Нельзя наказать за одно и то же дважды.

Тогда зачем суд, Страшный суд?

Позволю себе привести аналогию из светского судопроизводства, в котором возможна амнистия.

Свт. Феофан Затворник говорит, что на Страшном суде Господь не будет искать, как осудить, а наоборот – как оправдать людей.

Наш Бог есть любовь (1 Ин. 4:8). И Он хочет, чтобы все люди познали Истину. Он ради этого Воплотился, умер на Кресте и Воскрес.

Да, за гробом нет покаяния, но это не означает, что для умерших не существует Божьего милосердия. Вспомним разбойника, исповедавшего Христа перед смертью. Разве он мог исправить свое житие? Разве у него была возможность начать жизнь заново? Очевидно, что нет. Но только признание себя грешником и вера во Христа были достаточными, чтобы умирающий на кресте Бог дал ему прощение.

Церковь молится об умерших в надежде, что они в день Страшного суда будут помилованы по милости Божьей и по молитвам Церкви.

Мы верим, мы знаем, что наш Бог есть любовь, и ради спасения душ умерших Он уже сходил в ад. Мы надеемся, что в день судный Бог помилует тех, о ком Церковь молилась.

И потому Церковь совершает дело любви – молится о своих усопших в надежде, что в день Всеобщего Воскресения Господь Иисус Христос совершит суд, суд милостивый.

Церкви остается только молиться. И она молится о своих усопших.

Сильвестр, епископ Белгородский, ректор КДАиС

Сайт КДАиС
 

Рубрики
публикации

Радоница: как отпраздновать Пасху с усопшими

Источник

Есть только один действенный способ.

«Радоница» является говорящим названием. И это вдвойне необычно, потому что праздник Радоницы посвящен воспоминанию усопших, что, несмотря на веру христиан в жизнь вечную, чаще не носит ярко выраженного позитивного контекста. Но каждый вторник после Фомина воскресенья верующие идут делиться пасхальным светом с теми, кто покинул земной мир. Мы отправляемся за горизонт пространства и времени с нашими молитвами, с благой утешительной вестью, обращенной к папам и мамам, дедушкам и бабушкам, нашим близким, чтобы сказать им: «Не печальтесь, Христос Воскресе, смерти нет, а есть вечная жизнь».

Молитва об усопших – это единственный способ заботы о них, который нам остался доступен. Когда болеет близкий человек, мы ведь ухаживаем за ним, снабжаем продуктами, лекарствами, беседуем с врачами, участвуем активно в его моральной поддержке и всеми силами стремимся сделать так, чтобы он был здоров, чтобы ему было хорошо. Весь этот комплекс милосердия можно сравнить как раз с молитвой об усопшем. У него осталась только душа, которой нужно лишь упокоение в смысле освобождения от нераскаянных грехов, облегчения посмертной участи, да и просто общения с любимым людьми из мира земного. Мы ведь любим их, наших усопших родных? Тогда нам надо почаще вспоминать о них в молитве.

И на Радоницу появляется замечательная возможность подать записку с их именем на Литургию, чтобы эта Литургия была для них. Мы можем подать записку и на панихиду, а сами прочитать литию дома или, что еще лучше, на их могилах. Помнится, на Радоницу (да и не только) сохранился обычай оставлять традиционные пасхальные угощения и сладости на могилах? Этот обычай шельмуют языческим, но на самом деле он таковым не является. Когда мы творим милостыню и просим получившего ее помянуть нашего усопшего, мы как бы творим доброе дело за него. Дедушка или бабушка, папа или мама ведь уже не в силах. Традиция оставлять продукты на могилах пришла из прошлого, когда люди неимущие всегда могли найти на кладбище себе пропитание. Кусок кулича или яйцо на Радоницу они поднимали с могилы, на которой было написано одно или несколько имен. И «благодарили» молитвой за упокой эти люди за угощение именно тех, кто был погребен в сем месте. Вот такая интересная форма совершения добрых дел за усопших и приглашение к молитве за них через милостыню. Сегодня эта традиция частично ушла, в какой-то степени потеряла свой изначальный смысл. Но главный ее посыл в том, что мы всеми силами должны стараться поминать наших упокоившихся близких, в том числе и через совершение дел милосердия, когда человек, взяв из наших рук милостыню или просто получивший помощь, с благодарностью помянет усопшего перед Господом. Поверьте, это будет нашим «мертвецам» лучшей наградой.

Вот так, без особых трудностей, мы можем разделить радость Пасхи с теми, кто нам дорог, но стал уже гораздо ближе к жизни вечной. Они не исчезли, они совсем рядом, и мы им нужны.

Владимир Басенков