Рубрики
статьи

Слишком длинная проповедь, остывший обед и другие истории протоиерея Стефана Павленко

Источник

Ольга Рожнёва

Митрофорный протоиерей Стефан Павленко служит у Престола Божия 50 лет. Будучи русским человеком, он родился в послевоенной Европе, ребенком оказался в Америке, учился в Свято-Троицкой семинарии в Джорданвилле, служит в храме Всех Святых в земле Российской просиявших, в городе Бурлингейме, в Калифорнии. Это наша четвертая беседа с ним. Три предыдущие здесь: Как обновляются иконы и сбываются пророчества, Об одной «ошибке» в судьбе святителя Иоанна Шанхайского и другие истории и Люди старой России.

Митрофорный протоиерей Стефан Павленко Митрофорный протоиерей Стефан Павленко

Мой Джорданвилль

Дорогая Ольга, вот вы спросили меня о моих первых впечатлениях при поступлении в Духовную семинарию в Джорданвилле, а я вас несколько удивлю: их у меня не было, то есть этих самых первых впечатлений. Дело в том, что когда я туда поступал – все там было для меня совершенно родным и близким: ведь в первый раз я приехал в Свято-Троицкий монастырь в возрасте 7 лет. Потом проводил там летние месяцы в возрасте 8–9–10 лет: был так называемым «летним мальчиком». Иногда нас, мальчишек, было 9 человек, иногда 12.

Настоятель храма, куда мы ходили нашей семьей, и мой наставник, отец Николай Марцишевский (я у него исповедался), обычно отвозил меня в Джорданвилль и забирал потом обратно. Как-то я провел при монастыре все лето: жил монастырской жизнью, трудился на послушаниях, обедал вместе с монахами.

Окончив школу в 1966-м году, я совершенно естественно для себя снова поехал туда, где все было для меня родным и близким, – в Джорданвилль. Поступил в семинарию. Надо сказать, что братия обители тоже особенно не удивилась при виде нового студента Стефана Павленко. Для любого другого юноши, приехавшего сюда в первый раз, все было в новинку, в диковинку – я же все знал.

Семинарист Стефан Павленко в Джорданвилле – четвертый справа Семинарист Стефан Павленко в Джорданвилле – четвертый справа

В 1964-м году архиепископ Никон (Рклицкий; 1892–1976) посвятил меня в чтецы, и к моменту поступления в семинарию я уже был посвященным чтецом. При посвящении мне благословили носить подрясник, но в миру я его не носил, а став семинаристом, надел – и вот это было совершенно новое, необычное и сильное впечатление для меня, ко многому обязывающее. А все остальное – как обычно.

Архиепископ Аверкий (Таушев) – справа и архиепископ Никон (Рклицкий), который поставил меня в чтецы в 1964-м году Архиепископ Аверкий (Таушев) – справа и архиепископ Никон (Рклицкий), который поставил меня в чтецы в 1964-м году

Наша семинария

Наша Свято-Троицкая семинария была открыта в 1948-м году архиепископом Восточно-Американским Виталием (Максименко; 1873–1960) под покровительством Свято-Троицкого монастыря, и жизнь семинаристов протекала в соответствии с монастырским укладом. Владыка Виталий, настоятель монастыря, стал и первым ректором семинарии (ему тогда исполнилось уже 75 лет). Я застал еще старых русских профессоров.

Я застал еще старых русских профессоров

Я плакал от счастья на лекциях такого профессора

Одним из старых русских профессоров был протопресвитер Михаил Помазанский. Он родился 7 ноября 1888 года и отошел ко Господу 4 ноября 1988 года – не дожив трех дней до 100-летнего юбилея. Он был из семьи потомственных священнослужителей, окончил еще до революции Киевскую духовную академию и несколько лет преподавал в Калужской духовной семинарии.

Когда я поступал в семинарию в 1966-м году – ему было под 80, и он уже собирался уйти на покой, но когда увидел состав нашего курса – остался и, начиная с третьего курса, преподавал нам догматическое богословие. И это было просто замечательно! Я знал, кто он такой, и, услышав, что он собирается уходить на покой, был очень опечален, а когда узнал, что остается – страшно обрадовался.

Когда я сидел на его лекции в первый раз и слушал его – просто плакал от счастья и благодарил Бога за то, что у нас есть возможность слушать такого профессора: это был один из величайших богословов нашего времени. Преподавал отец Михаил Помазанский не сухо, а с чувством, назидательно. Он был глубоким мыслителем и критиковал всякие модернистские отступления.

Протопресвитер Михаил Помазанский Протопресвитер Михаил Помазанский

Мы чувствовали его святость

Отец Михаил был такой тихий, смиренный старец. Мы тоже сидели очень тихо, потому что он никогда не повышал голоса. Я бы сказал так: из всех людей, которых я встречал в своей жизни, самым святым был святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, Чудотворец, а вот на второе место я поставил бы отца Михаила Помазанского. Мы чувствовали его святость.

У нас, студентов семинарии, было послушание: мы ездили в городок Джорданвилль, где жил отец Михаил, и возили его в монастырь. В городке было 10–12 домов и две лавочки с товарами, и там он жил со своей супругой. Потом она отошла ко Господу, и он поселился в келлии в монастыре, но это было уже после моего окончания семинарии.

Мстислав Ростропович, протопресвитер Михаил Помазанский и Митрополит Лавр (Шкурла) Мстислав Ростропович, протопресвитер Михаил Помазанский и Митрополит Лавр (Шкурла)

А когда мы с однокурсниками получали дипломы, он еще жил в домике в городке, и он нас пригласил к себе в гости, и мне было так приятно пить у них чай! Отец Михаил и его супруга были такие сплоченные, словно у них одна душа, – такие единодушные. Их в юности архиерей благословил венчаться – я даже не знаю, как долго они знали друг друга до этого благословения…

Сестра моей жены Татьяны вышла замуж за внука отца Михаила Помазанского. А мы с моей супругой повенчались сразу после моего окончания семинарии, так что в этом году полувековой юбилей нашему выпуску и нашей свадьбе.

Иерей Стефан с супругой Татьяной (В день рукоположения) Иерей Стефан с супругой Татьяной (В день рукоположения)

Второй отец и духовник большинства студентов

Архимандрит Киприан (Пыжов) был для нас вторым отцом и духовником большинства студентов. При необходимости бывал суров и строг. Следил, чтобы мы вели себя достойно. Мог сделать выговор, когда нужно.

Я работал в соборе, который строил святитель Иоанн Шанхайский

Он ездил расписывать кафедральный собор «Всех скорбящих Радость» в Сан-Франциско, набирал с собой помощников, и я был одним из них. Я заинтересовался иконописью еще ребенком, приходил в иконописную мастерскую в том нежном возрасте, когда мне еще говорили «Глазки – вперед, ручки – назад!» – чтобы я ничего не трогал.

Будучи «летним мальчиком», я тоже заходил в иконописную мастерскую и мог помочь: покрыть лаком, подготовить будущую икону к работе. И как-то отец Киприан взял меня с собой помогать ему расписывать собор, быть на подхвате. И я работал в соборе, который строил святитель Иоанн Шанхайский.

Владыка Аверкий (Таушев)

Еще у нас преподавал архиепископ Аверкий (Таушев; 1906–1976). В годы моей учебы он был ректором нашей семинарии и настоятелем Свято-Троицкого монастыря.

 Владыка Аверкий (Таушев) и святитель Иоанн Шанхайский (среди прочих епископов) в Джорданвилле Владыка Аверкий (Таушев) и святитель Иоанн Шанхайский (среди прочих епископов) в Джорданвилле

В миру архиепископа Аверкия звали Александр Павлович, и родился он в Казани, в семье дворян Симбирской губернии Павла Сергеевича и Марии Владимировны Таушевых, которые в единственном сыне души не чаяли.

После революции Таушевы стали беженцами из родной страны, и юность Александра прошла в Варне, в Болгарии. Он окончил русскую гимназию с золотой медалью.

Как моя мама «собирала» мидии вместе с будущим владыкой Аверкием

В 1920-е годы семья моей мамы тоже жила в Варне. Моя мама, Мария Дмитриевна Шатилова, дочь офицера Русской Императорской армии, родилась в 1916-м году в Петрограде и была на 10 лет моложе Александра Таушева. Таушевы дружили с Шатиловыми, и четырехлетнюю Машеньку Шатилову отпускали погулять под присмотром 14-летнего Саши Таушева. Иногда они ходили на берег моря: русские беженцы голодали, и дети собирали на камнях мидии и складывали их в ведерки.

И вот, как-то раз они пошли собирать мидии, и мама, обычно ожидавшая Сашу на берегу, тоже решила принять участие в трудах. По камням она лазать не могла в силу нежного возраста и тогда стала «собирать» мидии из чужих ведерок, предвкушая, как порадует своего друга добычей. Когда другие дети, которые были старше мамы, обнаружили, что в их ведерках мидии убывают, они напустились на малютку, а та начала громко плакать. Саша Таушев тут же прибежал на выручку. Он спросил маму:

– Машенька, ты брала мидии из чужих ведерок?

И она так испугалась, что ответила:

– Нет.

Четырехлетнюю Машеньку Шатилову отпускали погулять под присмотром 14-летнего Саши Таушева

И он ей поверил – не мог представить, что можно обмануть. И защитил маму перед другими детьми. Она много лет спустя рассказывала нам об этом – это была такая наша семейная история. Моя бабушка, мамина мама, окончила жизнь монахиней в монастыре, а мама – послушницей, и, конечно, она раскаивалась в своем детском грехе, но вот, запомнила этот случай на всю жизнь.

Она еще вспоминала, что владыка Аверкий даже в отрочестве был уже серьезным, трезвым человеком, и случай с мидиями не был для него просто шуткой. Этот случай говорит и о том, как близки были семьи Таушевых и Шатиловых, так что будущий владыка гулял с моей мамой, как с младшей сестренкой.

Владыка Аверкий (Таушев) за его спиной моя бабушка, будущая монахиня Мариамна Владыка Аверкий (Таушев) за его спиной моя бабушка, будущая монахиня Мариамна

Александр Таушев хорошо знал и моего папу: в юности они вместе учились в университете Святого Климента Охридского в Софии, в Болгарии, только папа – на историко-филологическом факультете, а будущий владыка Аверкий – на богословском. По некоторым предметам у них были совместные лекции в одном потоке, и они часто встречались.

И, конечно, владыка Аверкий знал меня, как сына своего хорошего друга юности. Когда владыка приезжал на наш приход, он приходил к нам в гости повидаться с папой, пил у нас чай.

Университет Святого Климента Охридского в Софии Университет Святого Климента Охридского в Софии

Молебен с чудотворной Курской-Коренной иконой

Владыка Аверкий был пострижен в монашество в возрасте 25 лет, а в 26 лет был рукоположен в иеромонаха. В начале 1940-х годов он был уже игуменом, преподавал на пастырских курсах, служил в Свято-Троицком храме в Белграде и был духовником Митрополита Анастасия (Грибановского; 1873–1965) – второго Первоиерарха РПЦЗ после почившего в 1936-м году Митрополита Антония (Храповицкого). Это, конечно, свидетельствует о многом – то, что, будучи таким еще молодым игуменом, отец Аверкий был уже духовником Митрополита.

Митрополит Анастасий (Грибановский) Митрополит Анастасий (Грибановский)

Храм Святой Троицы (Белград) Храм Святой Троицы (Белград)

Когда во время войны начали бомбить Белград, игумен Аверкий ходил с чудотворной Курской-Коренной иконой Божьей Матери из дома в дом, служил молебны. Случалось, что молились даже во время бомбардировок.

Белград после бомбардировки, 1941 год Белград после бомбардировки, 1941 год

Как-то игумен Аверкий отслужил молебен в квартире одной семьи на третьем этаже. Только ушел – раздался сигнал воздушной тревоги: началась бомбежка. Мама и папа спустились в убежище, старенькая бабушка отказалась идти, и внучка тайком убежала к любимой бабушке. И они сидели вдвоем в красном углу под иконами. И что вы думаете?

Там, куда приходила чудотворная икона, сохранялись люди и дома

Разбомбило весь дом, целым и невредимым остался только красный угол, так что пожарные потом поднимали лестницу на третий этаж, чтобы спустить бабушку с внучкой.

Там, куда приходила чудотворная икона, сохранялись люди и дома.

Курская-Коренная икона Божьей Матери Курская-Коренная икона Божьей Матери

История про длинную проповедь и остывший обед

Владыка Аверкий был среднего роста, но очень величественный – настоящий архиерей. Когда он шел со своим посохом, нельзя было ошибиться: идет князь Церкви. Он очень красиво служил, говорил длинные, но назидательные проповеди.

С одной такой длинной проповедью связана следующая забавная история.

Архимандрит Киприан (Пыжов), которого называют главным иконописцем всего Русского Зарубежья, назначал нас всех на послушания: кому на коровник, кому на клирос, кому еще куда – у всех были свои послушания. У меня были послушания на просфорне, в канцелярии…

Но когда наступали воскресные дни и праздники – отменялись все послушания, кроме самых необходимых, без которых нельзя обойтись: ведь кто-то должен и в праздники петь на клиросе, готовить обед, доить коров. Для праздничных дней отец Киприан составлял специальное расписание, где все по очереди трудились на этих самых жизненно необходимых послушаниях.

Архимандрит Киприан (Пыжов) Архимандрит Киприан (Пыжов)

Нужно сказать, что отец Киприан хорошо готовил, и когда подходила его очередь – он сам назначал себя на послушание поваром на кухню. Один раз, когда он возглавлял кухонную артель, мне тоже случилось трудиться помощником повара. В храме шла служба, а мы готовили праздничную трапезу. По какой-то причине отец Киприан не успевал приготовить обед до окончания службы: что-то его задержало. Скоро братия должна была прийти на трапезу, а она не готова. Что делать?

Скоро братия должна была прийти на трапезу, а она не готова. Что делать?

Отец Киприан, помешивая борщ большим половником, сокрушался:

– Не успеваем, не успеваем! Я так надеюсь, что сегодня владыка Аверкий скажет длинную проповедь!

А я как раз рядом стоял. Смотрю на отца Киприана: он мешает свой недоваренный борщ половником, скуфья сдвинута на затылок, и он говорит вот эти слова.

А у меня был доступ к владыке Аверкию: моя мама с ним мидии собирала, мой папа с ним вместе учился. И я – раз, бегом припустил из кухни в храм, зашел в алтарь, подошел к владыке и тихо говорю:

– Владыко святый, отец Киприан не успевает на кухне и очень надеется, что вы скажете сегодня длинную проповедь!

Вернулся назад – помогаю накрывать столы. Все приготовили, все уже сварилось – братии нет. Всё уже переварилось и пережарилось – братии нет. Все в храме – слушают проповедь владыки Аверкия. Проповеди у него были, нужно сказать, замечательные: он наизусть цитировал Священное Писание и святых отцов, говорил очень богато и назидательно, но довольно долго – минут 30–40. А тут он превзошел сам себя и говорил проповедь полтора часа.

Наконец закончил. Голодная братия идет на трапезу – все уже успело остыть. И когда выяснилось, почему владыка говорил так долго – то-то мне попало! Вот такая забавная история со мной приключилась!

Храни Господь! Помощи Божьей во всех благих начинаниях!

Протоиерей Стефан Павленко
Ольга Рожнёва

27 июля 2021 г.

Рубрики
статьи

Кто имеет право предоставлять церковные автокефалии?

Источник

Павел Даровский

Томос о признании и принятии Автокефалии Святой Православной Церкви Грузии Томос о признании и принятии Автокефалии Святой Православной Церкви Грузии

Если бы вопрос о том, кто имеет право предоставлять автокефалию, имел четкое определение в каноническом праве, то он бы не вызвал столько сомнений и споров. Но святые каноны не регламентируют этот вопрос. В Византийской Империи III–VIII веков этот вопрос не стоял остро на повестке дня. Его успешно решали Вселенские Соборы по мере необходимости.

Вне сомнений, в вопросах, не регламентированных канонами, для Православных Церквей определяющим является Предание Церкви – церковный опыт. И вот здесь и возникают разночтения у Константинополя с другими Церквями.

В вопросах, не регламентированных канонами, определяющим является Предание Церкви

Фанариоты апеллируют к практике Вселенских Соборов. Но уже после последнего из этих Соборов Константинопольским Патриархатом было предоставлено или признано 9 (!) новых автокефальных Церквей. И лишь Патриаршество Русской Церкви предоставлялось Константинопольской Церковью в 1590-м году, и в принятии решения участвовали представители остальных восточных Патриархатов, то есть процесс носил признаки Вселенской Соборности.

В 1850-м году томос об автокефалии Элладской Церкви, помимо константинопольских иерархов, подписывает только Патриарх Иерусалимский. То есть Вселенской Соборности мы уже не наблюдаем. В последующих решениях об автокефалии других новых Церквей также нет признаков чьего-либо решения, кроме Константинопольской Церкви. Таким образом, тезис об исключительном праве Вселенских Соборов на предоставление автокефалии разрушается самой историей и практикой Константинопольской же Церкви.

Тезис об исключительном праве Вселенских Соборов на предоставление автокефалии разрушается практикой Константинопольской же Церкви

Фанариоты выдвигают следующий тезис: пока нет Вселенских Соборов, их права делегированы Константинопольскому Патриархату (далее КП).

Почему? Что заставляет считать, что права Вселенской полноты Церкви переданы лишь одной, и при этом вовсе не самой древней, из Поместных Церквей?

Мы не видим ни одного решения Вселенского Собора с таким содержанием.

Вместе с тем Вселенские Соборы часто обсуждали и решали гораздо менее значимые вопросы. Неужели, если бы подобное решение было принято, оно не нашло бы своего четкого выражения в канонах?

Но, не замечая этого нонсенса, Фанар ищет такое решение в весьма натянутой и вольной интерпретации 3 правила II Вселенского Собора и 9, 17, 28 правил IV Вселенского Собора. Анализ этих правил и их толкований мы сделали отдельной статьей. Они не дают КП даже права быть верховным судьей над Церквями без их на то воли. И тем более они не дают права «первенства власти», на которые претендуют фанариоты. Не говоря уже о праве замещения Вселенских Соборов.

Но даже если не оспаривать судебных привилегий Константинополя, то в данном случае речь не идет о судебной тяжбе. Речь идет о праве предоставления автокефалии.

На каком основании якобы существующие судебные привилегии КП лишают другие Поместные Церкви права давать автокефалии своим частям? Фанариоты ссылаются на то, что все автокефалии в истории были предоставлены или Вселенскими Соборами, или их Патриархатом. А раз так, то только КП и имеет право на это. Но это неправда. Как в посыле, так и в выводе.

Да, действительно Константинополь дал автокефалию Русской Церкви (соборно), Элладской Церкви (уже лишь с участием Иерусалимского Патриарха), а также Сербской, Румынской, Албанской и Болгарской Церквям (единолично). Но все эти Церкви находились на тот момент в его каноническом составе и подчинении, и предоставление им автокефалии от Церкви-Матери было абсолютно логичным.

А вот дальше, в ХХ веке, возникают противоречия. Фанариоты претендуют на то, что все остальные автокефалии были даны ими же: Польская, Грузинская, Чехословацкая…

КП некоторым из Церквей действительно дал автокефалию, а в отношении некоторых придумал, что дал. И делается это только для подкрепления своих претензий на монопольное право в этом вопросе. Так как других оснований для этого нет.

Не только факты провозглашения автокефалий отдельно от Константинополя, но и факты признания их другими Церквями свидетельствуют об ошибочности фанарских претензий на монополию в этом вопросе. Фанариоты ошибаются в самом начальном своем посыле: не только они давали автокефалии и до ХХ века.

Все Поместные Церкви могут предоставлять автокефалию?

Если во всех вышеприведенных трех примерах речь идет о споре между Константинополем и Москвой, то есть еще один пример, разрушающий фанарские претензии.

Процитируем прямо из томоса КП, выданного Грузинской Церкви в 1990-м году:

«По решению Синода и освященные Духом Святым, мы признаем Святую Церковь Грузии той же структурой и организацией, которой она с давних времен была, о чем свидетельствует Вальсамон, написав: ‟Говорят, что в период его Святейшества Патриарха Божественного города Великой Антиохии господина Петра было принято соборное решение о свободе и автокефалии Церкви Иберии”» (Γ.Α. Ράλλη, Μ. Πότλη. Σύνταγμα τῶν θειών και ἱέρων κανόνω. Ἀθ., 1852, Τ. Β, Σ. 172.).

Речь идет о Соборе Антиохийской Церкви, созванном Патриархом Петром III в 1053-м году, на котором было принято решение об автокефалии Грузинской Церкви, ранее относившейся к Антиохийскому Патриархату.

Этот пример, признанный Константинополем и другими Церквями, красноречиво свидетельствует о праве Поместных Церквей предоставлять автокефалию самостоятельно, как без Вселенских Соборов, так и без передачи этой роли Константинополю, что опровергает интерпретации КП. Так выглядит подлинное Предание Церкви.

Если каноны не определяют четко процедуры предоставления автокефалии, то они вполне четко определяют право Соборов каждой Церкви принимать решения в отношении ее устройства. И запрещают вмешательство в ее дела остальных Церквей, так же как запрещают и их деятельность на ее территории. Подробно мы это рассмотрели выше, в соответствующих разделах.

Именно на канонах соответствующего содержания и был основан ответ Московского Патриарха Алексия на претензии Константинопольского Патриарха Афинагора по поводу предоставления автокефалии Православной Церкви в Америке в Послании от 16 марта 1970 года:

«Согласно каноническому и церковному праву, законная автокефалия может быть получена только от законной власти. Для Русской Православной Греко-Кафолической Церкви Америки, как именуется Американская Русская Митрополия, да и для Православия в Америке в целом таковой является Русская Православная Церковь. Никем не может оспариваться тот факт, что всякая автокефальная Церковь полномочна дать автокефалию части своей Церкви».

Всякая автокефальная Церковь полномочна дать автокефалию части своей Церкви

Откуда берется это утверждение?

Действия на территории других Поместных Церквей без их на то согласия были предосудительны еще со времен апостолов. Так, апостол Павел пишет:

«Притом я старался благовествовать не там, где уже было известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании» (Рим 15, 20).

Если мы рассмотрим 2-е Правило II Вселенского Собора, то увидим в нем разделение территорий Поместных Церквей и запрет нарушения их границ, а также «смешения Церквей»:

«Областные епископы да не простирают своея власти на Церкви за пределами своея области, и да не смешивают Церквей: но, по правилам, Александрийский епископ да управляет Церквами токмо египетскими; епископы восточные да начальствуют токмо на Востоке, с сохранением преимуществ Антиохийской Церкви, правилами Никейскими признанных; также епископы области Асийския да начальствуют токмо в Асии; епископы Понтийские да имеют в своем ведении дела токмо Понтийския области, Фракийские токмо Фракии. Не быв приглашены, епископы да не преходят за пределы своея области для рукоположения, или какого-либо другаго церковнаго распоряжения. При сохранении же вышеписаннаго правила о церковных областях, явно есть, яко дела каждыя области благоучреждати будет Собор тоя же области, как определено в Никеи. Церкви же Божии, у иноплеменных народов, долженствуют быти правимы по соблюдавшемуся доныне обыкновению отцев».

Как указывает св. Никодим (Милаш) и другие канонисты, правило дублирует нормы, известные еще из 6 и 7 правил I Вселенского Собора.

То же самое мы видим и во многих других канонах.

О том же говорит и 8 правило III Вселенского Собора, в котором отцы III Собора, рассмотрев случай вмешательства Антиохийской Церкви в дела Церкви Кипра, установили недопустимость подобного, как для конкретной ситуации, так и в целом:

«Дело, вопреки постановлениям церковным, и правилам святых апостол, нововводимое, и посягающее на свободу всех, возвестил боголюбезнейший соепископ Ригин, и сущие с ним благоговейнейшие епископы Кипрския области, Зинон и Евагрий. Чего ради, понеже общественныя болезни требуют сильнейшего врачевства, яко больший вред приносящия, и наипаче, аще и древнего обыкновения не было, чтобы епископ града Антиохии совершал поставления в Кипре, как письменно и словесно возвестили нам благоговейнейшие мужи, к Святому Собору пришедшие: то начальствующие во Святых Кипрских Церквях да имеют свободу, без притязания к ним, и без стеснения их, по правилам святых отец, и по древнему обыкновению, сами собою совершали поставление благоговейнейших епископов. То же да соблюдается и в иных областях, и повсюду в епархиях: дабы никто из боголюбезнейших епископов не простирал власти на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его, или его предшественников: но аще кто простер, и насильственно какую епархию себе подчинил, да отдаст оную: да не преступаются правила отец: да не вкрадывается, под видом священнодействия, надменность власти мирския: и да не утратим помалу, неприметно, тоя свободы, которую даровал нам кровью Своею Господь наш Иисус Христос, освободитель всех человеков. И так Святому и Вселенскому Собору угодно, чтобы всякая епархия сохраняла в чистоте и без стеснения сначала принадлежащие ей права, по обычаю издревле утвердившемуся. Каждый митрополит, для своего удостоверения, может невозбранно взяти список с сего постановления. Аще же кто предложит постановление противное тому, что ныне определено: угодно всему Святому и Вселенскому Собору, да будет оно недействительно».

Данная норма не касалась лишь данной ситуации на Кипре, на территорию которого вторглись Антиохийские епископы, но касается всей Церкви. В своем толковании на это правило великий канонист Иоанн Зонара пишет:

«…35-е правило святых апостолов и третье Антиохийского Собора повелевают, чтобы епископы не дерзали совершать хиротонии в епархиях, им не подчиненных; а в противном случае сделанное ими недействительно, а сами они извергаются. И правила 6-е и 7-е I Вселенского Собора предписывают и архиереям хранить древние обычаи. Следуя этим правилам, и досточтимые отцы сего Собора определили, чтобы и Кипрские епископы сами совершали хиротонию епископов на сем острове, и чтобы то же было и повсюду, и чтобы никто из епископов не присвоял себе епархию, которая прежде, или издавна и от начала, не была под властию его и его предшественников. А если кто, говорят, присвоил себе епархию, не принадлежащую ему, тот должен отдать ее тому, кто потерпел насилие и у кого она отнята, дабы не были преступаемы правила, и дабы архиереи, имея поводом священнодействие и прикрываясь им как каким-нибудь покрывалом, не увлекались привходящим в них тщеславием мирской власти, и дабы мы, находясь в рабской зависимости от того, что не имеет права, не были лишены свободы, которую даровал нам Господь, проливший Свою кровь за свободу людей. – Посему Святый Собор определил, чтобы, по древнему обычаю, сохраняемы были права, принадлежащие каждой епархии, а митрополитам дал дозволение взять списки с сего определения; а если бы, говорит, предложено было постановление, или какое-нибудь писание, постановляющее и определяющее другое, а не то, что определено ныне, – таковое должно быть недействительно».

О том же свидетельствует и правило 22-е Антиохиойского Собора, 15 правило Сардикийского Собора т.д.

Отдельного внимания заслуживает формулировка вышеупомянутого 2-го Правила II Вселенского Собора:

«…Церкви же Божии, у иноплеменных народов, долженствуют быти правимы по соблюдавшемуся доныне обыкновению отцев».

Канонист Иоанн Зонара (XII век) так поясняет эту норму:

«Святый Собор дозволил и в последующее время действовать согласно с утвердившимся у них до того времени обычаем».

То же самое касается и деятельности не только епископов, но и каких-либо иных клириков на чужой канонической территории:

«Пресвитеры и диаконы без воли епископа ничего да не совершают. Ибо ему вверены люди Господни, и он воздаст ответ о душах их» (39 правило святых апостолов).

Этот же принцип утверждает 31 правило святых апостолов, 8 правило IV Вселенского Собора, 5 правило Антиохийского Собора и т.д.

Отсюда становится совершенно неясным, как одна Церковь может дать автокефалию части иной Церкви, если последняя возражает против этого?

Да, признание впоследствии каждой новой автокефальной Церкви иными Поместными Церквями принято в Православии. И, конечно же, в числе прочих и признание Константинопольской Церкви, как и иных, актуально в случае возникновение новой автокефальной Церкви. Но как это возможно вопреки самой воле Церкви-Матери в каждом конкретном случае?

Контраргументы Константинополя

В 1970-м году РПЦ предоставила автокефалию своей Североамериканской митрополии, которая была провозглашена Православной Церковью в Америке. 7 января 1970 года и 24 июня 1970 года Константинопольский Патриарх Афинагор направил Московскому Патриарху Алексию I и местоблюстителю Патриаршего Престола Московского митрополиту Пимену письма, в которых возражал против этого решения. Так как второе письмо включает в себя аргументацию первого, его мы и попытаемся кратко рассмотреть:

Патриарх Афинагор озвучивает в письме ряд претензий к Русской Церкви, связанных с предоставлением ею автокефалии другим Церквям (Чехословацкой и Американской).

В достаточно обширном тексте Патриарх Афинагор признает:

«Конкретных канонов, точно характеризующих автокефалию, в церковном праве не найти».

После чего пытается выстроить логику на следующих посылах из истории Церкви:

«Что касается ее (РПЦ) предполагаемого права, как и права любой другой автокефальной Православной Церкви, предоставлять статус автокефалии другой Церкви, такое право не соответствует ни каноническим требованиям, ни существующим внутри Церкви практикам».

Согласимся лишь частично с этим утверждением: не соответствует, если речь идет о чужой территории или части другой Церкви. Если же речь идет о части собственной Церкви – то вполне соответствует, что доказывает нам и история КП, и история РПЦ, и история получения автокефалии Грузинской Церковью от Антиохийской Церкви.

Далее, в пункте 5, следует весьма важное утверждение Патриарха Афинагора:

«Из самого значения самой автокефалии как церковного акта, из которого вытекают определенные изменения относительно церковных границ и возникновение новых юрисдикционных и административных полномочий, приводящих к новому порядку в Православной Церкви в целом, можно сделать вывод, что предоставление автокефалии является правом, принадлежащим Церкви в целом, и вовсе не может считаться правом ‟каждой автокефальной Церкви”, как говорится в письме Патриарха Алексия блаженной памяти».

Как хотелось бы согласиться с этими словами Его Святейшества, сколько мира они бы принесли в Церковь Христову! Особенно сейчас – на украинские земли! И уж точно не обсуждался бы на Фанаре вопрос предоставления автокефалии черногорским или северо-македонским раскольникам!

Но почему-то предшественники Патриарха Афинагора на Константинопольском престоле не пользовались этим правилом, как давая автокефалии частям своей Церкви, так и отрывая части от Церкви Русской. В случае с Элладской, Сербской, Болгарской, Румынской и Албанской Церквями Константинополь принимал решения сам, без остальных Церквей.

Также и преемники кира Афинагора, включая нынешнего Патриарха Варфоломея, пренебрегли этой позицией. Как решая вопрос с ПЦЧЗС в 1998-м году, так и давая автокефалию украинским раскольникам в 2019-м году. А в 1990-м году Константинопольский Патриархат также признал (как считают на Фанаре – предоставил) возобновление автокефалии Грузинской Церкви, ранее односторонне провозгласившей ее в 1917-м году и получившей признание от РПЦ в 1943-м году. И мнения иных Церквей также никто не спрашивал при этом событии.

Далее, в пункте № 7 своего Послания, Патриарх Афинагор приводит любопытную закономерность:

«Необходимость общего решения об автокефалии подтверждается историей, которая показывает, что автокефальные Церкви, не получившие Вселенского подтверждения и заверения, такие как Церковь Карфагена, Церковь Медиоланы (Милана), Церковь Лиона, Церковь первой Юстинианы, Церковь Охрида, Церковь Тырново, Церковь Ипека и Церковь Иверии, а также некоторые другие в этой категории, с течением времени утратили свою автокефалию. С другой стороны, те Церкви, которые имели вселенское признание своей автокефалии, хотя и прошли через многие испытания и почти дошли до распада, остались автокефальными Церквами и получили новую жизнь, как это сделали Церкви Кипра, Иерусалима, Антиохии и Александрии. Эта же печать обоснованности Вселенским Собором нужна и новым автокефальным Церквям для их окончательного и продолжающегося автокефального существования, из-за неблагоприятных обстоятельств, в которых они могут иногда оказаться. К ним относятся Церкви, которым Святой Апостольский и Патриарший Вселенский Престол дал печать автокефалии, с одобрения других Православных Церквей».

То есть все не утвержденные Вселенским Собором автокефалии, по мнению Патриарха Афинагора, являются временными. Знают ли об этом в т.н. «новых Церквях»? Предупредил Патриарх Варфоломей получателей своего томоса об автокефалии в т.н.

«Православной церкви Украины» о его временном характере? Как эта позиция совпадает со всей историей КП в XIX–XXI веках, когда Фанар выдавал томосы об автокефалии без всякого вселенского их обсуждения и признания?

Все упомянутые Патриархом Афинагором автокефальные Церкви утратили свои автокефалии именно в силу имперского произвола, будучи поглощенными Римской церковью, объявившей себя «первой без равных», или Константинопольской. Грузинская Церковь временно утрачивала свою автокефалию по решению российских имперских властей, когда Русская Церковь была лишена этими же властями возможности выразить свое соборное мнение по этому вопросу. Корректно ли после этого приводить со стороны Константинополя подобные примеры?

К тому же Тырновский Патриархат был восставлен в лице Болгарской Церкви, а Церковь Иверии сегодня – Грузинская Православная Церковь.

Автокефалия возникает по решению самих Церквей, внутри своей территории

Более того, как раз древние Церкви Иерусалима, Антиохии, Александрии, основанные еще апостолами, как раз и не получали своих автокефалий на Вселенских Соборах. Они получили их до эпохи Вселенских Соборов, что также свидетельствует о том, что автокефалия возникает по решению самих Церквей, внутри своей территории. Лишь Церковь Кипра и Церковь самого Константинополя получили автокефалию в эпоху Вселенских Соборов, о чем предпочел умолчать Патриарх Афинагор. При этом показательно, что статус древних Церквей, основанных апостолами, также не всегда был стабилен. Церковь Иерусалима исторически была первой из Церквей, дав начало другим, но после разорения Иерусалима утратила свое значение и заново возрождалась в своем статусе на тех же Вселенских Соборах.

И еще более важен сам факт существования в истории названных Патриархом Афинагором Поместных Церквей, так как это очевидно доказывает, что хоть из этих Церквей лишь две сохранились доныне (лишаясь автокефалии и восстанавливая ее), но они существовали. И это практика была общепризнанной, так как они пользовались общим признанием. И автокефалии свои обретали вовсе не тем путем, который, как единственно возможный, утверждает Патриарх Афинагор.

Таким образом, мы видим, что существует множество канонических норм, определяющих принципы запрета вмешательства одних Церквей в дела других Церквей. Также существует ряд канонов, определяющих принципы устройства Поместных Церквей на соборных основах (начиная с 34-го и 37 правил святых апостолов, многократно подтвержденных Соборами), главный смысл которых:

«…Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух» (34 правило св. апостолов).

Потому явно противоречит канонам, когда одна Церковь вторгается на территорию другой, давая ей автокефалию без согласия на то ее Церкви-Матери.

Противоречит канонам, когда одна Церковь вторгается на территорию другой, давая ей автокефалию без согласия на то ее Церкви-Матери

Как мы видим, утверждения Патриарха Афинагора, что автокефалия предоставляется только Вселенским Собором, не подтверждены ни формулировками канонов, ни практикой самого Константинопольского Патриархата. Но при этом верны по своей сути: каждая новая Церковь должна быть признана всей семьей Православных Церквей. Это всецело соответствует соборной природе Церкви. И выражено это может быть как на Вселенских Соборах, так и просто отдельным признанием Церквями своей новой сестры. Также как церковное учение формулируется либо на Вселенских Соборах, либо путем согласия святых отцов, что вовсе не обязательно предполагает их присутствия в одном месте в одно время: отцы могут выражать свое учение и отдельно, но в случае их единомыслия мы узнаем, что оно исходит от Святого Духа. Также и автокефалия Церквей признается полнотною всего православного мира через Собор или признанием по отдельности.

Но для этого признания первый шаг должна сделать конкретная Поместная Церковь, в мире, согласии и любви даровав автокефалию своей части.

Но мы видим, как и данный принцип и утверждения Патриарха Афинагора противоречат действиям Константинопольского Патриархата, который без всякого церковного консенсуса предоставляет автокефалии частям уже не своей (что было бы разумно в ожидании последующего консенсуса), а других Церквей, без их на то согласия. Либо же отказывается признавать данные Материнскими Церквями автокефалии, требуя, чтобы эта автокефалия была получена именно у него, как якобы монополиста в этом вопросе. Что теперь вызвало разделение в православном мире по украинскому вопросу, а может вызвать и по другим подобным вопросам, из-за желания раскольников в Абхазии, Ливане, Северной Македонии, Черногории и Белоруссии получить автокефалию от Константинополя, подобно украинским раскольникам.

Практика предоставления автокефалии одной Церковью (пусть даже первой по диптиху) части иной Церкви, без соборного согласия последней, – является разбоем и четко канонически осуждена. И совершенно несовместима с соборным духом Любви – Краеугольным Камнем Церкви, который отвергают строители нового миропорядка, преследуя свои, сугубо политические цели.

Павел Даровский,
автор телеграм-канала «Лабарум. Сим победиши»

14 июля 2021 г.

Рубрики
статьи

Бог есть!

Источник

Ирина Крихели

Господь Просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся?
Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся?

(Пс. 26, 1)

В Тбилиси, в 1970-х годах, две девочки-школьницы поспорили, есть Бог или нет. И не придумали ничего лучше, чем просить разрешить их спор своего пионервожатого, товарища Тамаза. Пошли они к учительской. Там, рядом с директорским кабинетом, был кабинет завуча по учебно-воспитательной работе. В этом кабинете и помещался товарищ Тамаз. Вызвали они его – и прямо здесь же, в коридоре, спросили, как он думает: «Есть ли Бог?»

На что товарищ Тамаз ответил: «Есть!»

«Ну вот, – торжествующе сказала одна из них, – я же говорила, что Бог есть!»

Сказать, что вторая девочка была удивлена, – это не сказать ничего. Она настолько не ожидала такого ответа, да ещё от пионервожатого, что долго не могла прийти в себя.

Этой неверующей была я. На тот момент у нас в семье никто не был крещен, и я была очень далека от веры. Это был мой первый звоночек от Господа, Который звал меня к Себе, звал ещё долго, пока я крестилась и стала ходить в церковь.

Через много лет Господь мне показал, что даже одно упоминание имени Его способно творить чудеса.

Это был мой первый звоночек от Господа, Который звал меня к Себе

У нас в церкви была одна прихожанка, Марина, очень верующая и постоянно причащающаяся. У нее сильно болела сестра. Сестра слышала разные голоса, врачи предлагали поместить её в психиатрическую клинику, но Марина не хотела. Она была уверена, что это все бесовские нападки (хотя с этим можно было поспорить) и что, кроме Господа, сестре никто не поможет, а там, в клинике, её ещё и «залечат». Впрочем, больная была тихая и не доставляла особых хлопот. Единственное – они перебивались с хлеба на воду, так как Марина не могла оставить сестру и устроиться на работу.

Она очень просила, чтобы пришли навестить их и поддержали ее в попытке причастить больную, которая была крещеной, но не была расположена причаститься.

Кроме всего прочего, она рассказывала, что в квартире творятся необъяснимые вещи: например, слышится топот и сильный шум сверху, с потолка, хотя соседи у них нормальные, и никто там, на верхнем этаже, не шумит. Она даже приводила батюшку освятить квартиру, но такие явления все равно продолжались. Я не верила этому, приписывая эти рассказы истощенной психике бедной женщины, столько намучившейся с больной сестрой.

Когда я пришла к ним, больная сидела в кресле. Она была на вид абсолютно нормальной. Мы стали вспоминать с ней, как она закончила университет, работала. В начале нашего разговора наверху послышалась какая-то возня, сильный шум, который все нарастал. Казалось, верхние соседи что есть мочи бегают, сильно топая ногами.

Как только я произнесла эти слова, шум стих, и воцарилась пронзительная тишина

Марина выразительно посмотрела на меня, её взгляд говорил: «Я же предупреждала».

Я, не поверив ей и подумав весьма нелестно о соседях, продолжала разговор. Он зашёл о вере. Я сказала её сестре: «Вот, мы тут собрались ради веры, и, поверьте, Господь наш Иисус Христос тоже вот сейчас здесь, рядом». Как только я произнесла эти слова, в этот же момент шум моментально стих, и воцарилась пронзительная тишина. Тишина стояла такая, что, казалось, если муха пролетит, было бы слышно.

Марина смотрела на меня красноречивым благодарным взглядом. Шум больше не возобновлялся. Мы ещё немного поговорили, и я ушла.

Больная смогла причаститься и, прожив ещё немного, отошла в мир иной.

Наверное, в любую минуту нашей жизни, в любом состоянии, в котором бы мы ни находились, Господь близ. Он зовёт, Он ждёт и надеется. И одно имя Его способно прогнать темные силы, рассеять мрак, в том числе и в нашей душе.

Ирина Крихели

14 июля 2021 г.