Рубрики
статьи

«Фома неверующий» и старец Гавриил Святогорец

Источник

Однажды Георгий захотел поехать на Святую Гору Афон. Он спросил у своего друга, где можно найти прозорливого старца. Георгию очень хотелось стать свидетелем какого-нибудь чуда наподобие тех, о которых с восторгом рассказывали другие паломники. Их истории он слушал с большим интересом и… с долей сомнения. «Не поверю, пока не увижу этого сам!»

– Посети старца Гавриила, – сказал ему друг, – это будет полезно для твоей души. Но, смотри, разговаривай с ним с уважением, и, пожалуйста, без глупостей, а то я тебя знаю…

И вот, некоторое время спустя Георгий со своими приятелями, которые поехали с ним за компанию, уже подходил к келлии старца, неподалёку от Кареи.

Их встретил скромный афонский монах. Принесли угощение: лукум и чистую воду. Паломники сидели на свежем воздухе во дворе; им предложили входить в келлию для беседы со старцем по одному.

Конечно, Георгий поспешил войти первым!

Он взял у старца благословение, сел возле его кровати и начал задавать ему вопросы о своих делах…

Слушая Георгия, старец просматривал письма, лежавшие у него на столе (их было много, целых две стопки). Он дал ему ответы на некоторые вопросы и кое-какие духовные советы.

Разговор уже подходил к концу, но ничего необычного так и не произошло. А ведь Георгий столько слышал о старце от своего друга и от других паломников! Наконец, он попросил у старца молитв и отправился к выходу.

Он был очень разочарован. Бедняга жалел, что не увидел никакого «чуда»

Он был очень разочарован. Бедняга жалел, что не увидел никакого «чуда», и, взявшись за дверную ручку, подумал:

– Вот тебе и хвалёный старец… зря тащились в такую даль.

И тут он услышал спокойный голос о. Гавриила:

– А чего ты хотел? Чтобы я назвал твое имя – Георгий? И тогда ты поверишь?

Парень замер как вкопанный…

Старец ответил на его мысль.

И назвал его по имени!

А ведь Георгий не представился ему, когда вошёл, и не называл своё имя во время разговора.

И друзья его были на Афоне впервые…

– Прости меня, геронда, – пробормотал незадачливый паломник и вышел из келлии с ошеломленным лицом.

Господь сподобил его застать в живых, как говорил позднее он сам, одного из последних смиренных и благодатных старцев из великого поколения святогорских подвижников, которое уже почти покинуло нас – геронду Гавриила Афонского.

Его святыми молитвами да помилует и нас, грешных, Господь!

ekklisiaonline.gr

19 октября 2021 г.

Рубрики
статьи

Аномальное как «нормальное» в понимании современного общества

Источник

Протоиерей Октавиан Мошин

    

Живя в обществе, называющим себя христианским, мы оказываемся свидетелями реалий, от которых порой становится просто страшно. Страшно от подмены, которой подвергаются такие фундаментальные для человечества понятия, как добро и зло.

Поскольку многие из нас далеки от евангельского учения, в обществе усиливается отклонение мировоззрения и образа жизни от христианской морали. Даже в христианской среде можно встретить противоположные точки зрения на многие злободневные проблемы: смертную казнь, искусственное оплодотворение, эвтаназию, аборт и т.д., при этом те, кто дает пример здравомыслия, часто оказываются в меньшинстве. Таким образом, мы можем говорить сегодня об аномальном понимании «нормального».

Например, взять такой вопрос, как воздержание от интимной близости до брака: подавляющее большинство тех, на ком «шапка горит», берется утверждать, что нынче все кругом распущены – хотя в жизни все обстоит совсем не так. У меня на Исповеди под епитрахилью склонялись тысячи молодых людей, что называется, в расцвете сил, которые хранят девственность и борются с плотскими вожделениями, считая их грехами и страстями, от которых следует бежать.

Тем не менее сегодня многие убеждают нас, что аномальное стало нормой жизни, а тех, кто пытается вести жизнь в согласии с христианскими нормами, заносят в список «ненормальных», считая их консервативными, старомодными, святошами… А мы порой чуть не плачем от жалости к тем, кто не различает света от тьмы, истины от лжи, добродетели от греха.

Тех, кто пытается вести жизнь в согласии с христианскими нормами, считают консервативными, старомодными, святошами

Часто, задавая на Исповеди вопрос: «Какие у вас грехи?», слышишь в ответ: «Да ничего особенного, как у всех остальных». Но ведь сколько людей, столько же греховных состояний, испытаний и падений. Большинство и не представляет себе, какую красоту излучает иная праведная душа, и, напротив, какую тяжесть испытываешь от встречи с тем, кто живет в плену страстей, хотя внешне он и выглядит вполне импозантным, ухоженным.

Совсем недавно довелось мне беседовать с некой дамой, весьма успешной и состоявшейся, у которой, по видимости, имеется все: элегантная, владелица собственного бизнеса, с большим количеством связей… но все это лишь внешние впечатления. А за этим блестящим покрывалом – душа, терзаемая угрызениями совести после совершенных убийств нерожденных младенцев, и совершила она их немало. И некому ее утешить, хотя в мужчинах недостатка никогда не испытывала, и от рожденных детей радости никакой, потому что выросли избалованными, и все ее деньги не приносят ей ни теплоты, ни счастья.

Порочная жизнь всегда порождает иллюзию счастья, и только жизнь добродетельная, в евангельском духе может принести свершения и радость.

Мы должны как можно скорей вернуться от иллюзий к реальности, ведь жизнь без Бога ведет во тьму, к смерти, и вспомнить библейские слова: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф. 16, 26).

Самое плохое то, что болезненные и пагубные явления настолько укоренились в современном сознании, что делаются попытки доказать их «нормальность», а затем и узаконить пороки. Дошло до того, что кому-то уже мало вести греховную жизнь в уединении. И звучит во всеуслышание: «А, пускай все видят…». И совсем юные девицы уже курят, не скрываясь, и их ничуть не «колышет», когда кто-нибудь из взрослых делает им замечание. И это только цветочки, потому что часто люди ведут себя хуже бессловесных тварей. Но все поправимо, если есть желание.

Год назад меня пригласили в один из кишиневских лицеев. Неожиданно атмосфера в классе, куда я попал, оказалась напряженной, а все из-за того, что двое парней выступили в роли женоненавистников, на каждом шагу задирая и грубя одноклассницам. Я решил вступить с ними в беседу и с первых же ответных слов услышал упреки и абсурдные обвинения в адрес священнослужителей и Церкви. Тем не менее старался продолжить беседу. Не думал тогда, поможет это или нет, но недавно столкнулся с одним из этих ребят на факультете, когда он подошел ко мне, попросил прощения и благословения…

Так хочется, чтобы мир вернулся к нормальным представлениям о добре и зле! Ведь именно о просветлении умов, искоренении ненависти, умножении любви и исполнении всякого благого дела молится наша Святая Церковь.

Да вразумит нас всех Господь, но не будем забывать, что «начало премудрости – страх Господень» (Пс. 110, 10).

Имеющий ум да уразумеет.

Протоиерей Октавиан Мошин,
настоятель церкви Сретенья Господня при Молдавском государственном университете
Перевел с румынского Виктор Жосу

Preot Octavian Moșin

18 октября 2021 г.

Рубрики
статьи

Суд любви или суд Линча?

Источник

Диакон Илья Кокин

12 октября с.г. на нашем портале была опубликована статья «УМК “Приходская школа ‘под ключ’” или ключ от ящика Пандоры?», посвященная разбору учебно-методического пособия для воскресных школ за авторством диакона Ильи Кокина. Статья вызвала огромный читательский интерес, поскольку затронула многочисленные проблемы и вопросы современного воспитания и духовно-нравственного образования подрастающего поколения христиан. Сегодня мы публикуем ответ диакона Ильи.

Диакон Илья Кокин Диакон Илья Кокин 12 октября на портале Православие.Ru вышла статья, уже наделавшая много шума в педагогическом сообществе. Авторы дали статье поэтичное название: «УМК Приходская школа “под ключ” или ключ от ящика Пандоры?» (далее – статья). По задумке авторов, упомянутый УМК (учебно-методический комплект) стал тем самым современным ящиком Пандоры, но горькая ирония в том, что таким ящиком как раз стала сама статья.

Судите сами. Согласно древнегреческому мифу, женщина по имени Пандора открыла ящик, в котором находились проклятия, болезни, смерть, и выпустила их в мир. Теперь смотрите, что из себя представляет УМК Приходская школа «под ключ». Это линейка пособий для воскресной школы, рассчитанная на детей от 5 до 17 лет. За 2,5 года с момента выхода проекта в свет на него перешла ¼ всех воскресных школ Русской Православной Церкви. Благодаря этим пособиям тысячи детей по всему миру сегодня узнают о Боге, Библейской истории, Церкви, святых, церковных традициях, учатся любить Бога и ближнего, внимать голосу совести, учатся думать и рассуждать, учатся верить. Причем работа по пособиям строится так, что она приносит радость и учителям, и детям, и родителям (просто почитайте отзывы на сайте детоводитель.рф).

УМК Приходская школа «под ключ» УМК Приходская школа «под ключ»

Вы улавливаете параллель с ящиком Пандоры? Я пока что нет. Где же проклятия и болезни? А они все в комментариях под упомянутой статьей! Да, столько слепой ненависти в свой адрес я еще никогда в жизни не получал. Некоторые из сочувствующих авторам статьи не ограничились хейтом в комментариях и стали присылать мне личные сообщения с проклятиями. Не удивлюсь и скорому появлению у себя каких-нибудь новых болезней, ведь, как известно, все болезни от нервов.

Конечно, что-то доказывать и оправдываться, когда тебя только что облили дегтем и изваляли в перьях, задача непростая, но ведь, согласно мифу о Пандоре, на дне ее ящика осталась надежда. Вот и меня пока не покидает надежда на то, что верующие люди еще способны отделить зерна от плевел и трезво разобраться в сложившейся ситуации.

Прежде чем перейти к ответу на упомянутую статью, я хотел бы поблагодарить митрополита Тихона (Шевкунова) за предоставленную мне возможность защитить здесь свой проект и свое честное имя. А еще я выражаю сердечную признательность десяткам священников, педагогов и всем моим родным и друзьям, которые в эти дни поддерживали меня добрым словом и молитвой.

Сначала мне бы хотелось затронуть пару хоть и формальных, но все же принципиальных моментов. За века христианство выработало множество правил, которые помогают разрешить споры между единоверцами. Самое базовое из них сформулировал Сам Спаситель: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобой и им одним; если послушает тебя, приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф.18: 15-17).

Именно так, по слову Спасителя, поступили бы христиане – связались бы со мной и попытались переубедить, указать на недочеты пособий. Благо я есть в большинстве соцсетей, мои аккаунты открыты. Поверьте, я тоже открыт для конструктивной и благожелательной критики.

Если бы это не помогло, последовательные христиане организовали бы встречу с каким-нибудь авторитетным священнослужителем, в крайнем случае – обратились бы с жалобой на меня в Синодальный отдел религиозного образования и катехизации. Учебные проекты – это их епархия. Но в глазах моих оппонентов я уже (без какого-либо канонического решения со стороны Церкви) превратился в «язычника и мытаря», поэтому они поступили со мной как с нехристем: проигнорировали первый, второй, третий из предложенных Спасителем способов и устроили надо мной самый настоящий суд Линча – просто взяли и отхлестали по щекам при всем честном народе.

На самом деле проблема куда серьезнее, чем на первый взгляд может показаться, ведь, вынося эту дискуссию в общественное пространство, раздувая никому не нужный скандал и очерняя мое имя, авторы статьи еще и ставят под удар два очень важных общецерковных проекта, в которых я принимаю непосредственное участие. Это новый учебник по предмету «Основы православной культуры» для общеобразовательной школы и Единый учебно-методический комплекс для приходских занятий с детьми, созданный Синодальным отделом религиозного образования и катехизации. Сейчас очень важный этап в судьбе этих проектов, поскольку как раз в данный момент оба проекта проходят апробацию. Очевидно, что благодаря этой «славной» статье, проклятия и хулы польются не только на меня, но уже и на саму Церковь, поручившую столь важные и ответственные проекты «еретику, богохульнику и деторастлителю», каким меня представили. Неужели люди не понимали, какой тяжкий удар могут нанести этой статьей по авторитету Церкви в глазах общественности? Не берусь утверждать, является ли публикация статьи какой-то продуманной диверсией или чьим-то «заказом», я не люблю теории заговора, но это однозначно подло. Это не по-христиански. И уже одного этого достаточно для того, чтобы не продолжать спор с теми, кто ведет его не по правилам. Но все же я считаю своим долгом продолжить – не для того, чтобы переубедить авторов статьи (на это я не надеюсь), и не для тысяч педагогов и родителей, которые уже не первый год с радостью пользуются нашими пособиями по всему миру – они уже их полюбили и вряд ли разлюбят. Я пишу это для тех, кто узнал о наших пособиях из упомянутой статьи, принял это предвзятое суждение за чистую монету и теперь думает, что это и есть тот самый «истинный голос Церкви», о котором говорится в заключении статьи.

Нет, Церковь выносит суждение иначе. Попробую объяснить, каким именно способом принимаются решения об использовании в Церкви учебных пособий, а заодно отвечу на вопрос, который так мучал авторов многих комментариев: как священноначалие могло допустить в школы «такой ужас»? Любое учебное пособие для воскресной школы подается на экспертизу в Синодальный отдел религиозного образования и катехизации (СОРОиК). Опытный эксперт детально изучает присланную работу, а потом докладывает о результатах экспертному совету во главе с председателем отдела (митрополитом). Часто от автора требуется переработать (удалить, дополнить, переписать) часть материалов и снова представить пособие на экспертизу. Так было и с УМК Приходская школа «под ключ» (кстати, именно по рекомендации эксперта синодального отдела в комплект вошла книга «Страх возводит стены, любовь строит мосты»). И только когда все требования экспертного совета выполнены, ошибки и недочеты устранены, издание получает гриф – особый документ, позволяющий использовать данное пособие в воскресной школе. После этого пособие еще получает гриф Издательского совета Московской Патриархии, раньше это предполагало отдельную экспертизу. Видите, какая в Церкви серьезная, многоуровневая система оценки учебных пособий?

Диплом конкурса «За нравственный подвиг учителя» Диплом конкурса «За нравственный подвиг учителя» Но случай с УМК Приходская школа «под ключ» уникальный. Дело в том, что, благодаря не первый год продолжающейся травле со стороны моих критиков (их имена меняются, но, скажем так, «инициативная группа» всегда одна и та же), этот комплект прошел не одну и даже не две, а целых три (!) экспертизы в Отделе образования. И каждый раз он получал положительное заключение экспертов – никаких ересей («попыток разрушения догматических основ Православия»), богохульства и попыток «растлить детей» опытные, въедливые и блестяще образованные эксперты так и не обнаружили. А ведь это именно они являются теми людьми, на кого Церковь возложила послушание принимать подобные ответственные решения – допускать пособия в школу или нет. У наших пособий есть два грифа синодальных отделов – это официальная позиция Церкви. Точка!

Кроме того, некоторые книги, входящие в комплект, были еще и удостоены почетных церковных премий («За нравственный подвиг учителя» – 2014 и 2016 гг.), а «та самая» книга «Страх возводит стены, любовь строит мосты» заняла 3-е место в конкурсе «Просвещение через книгу» (2019 г.).

Диплом конкурса «Просвещение через книгу» Диплом конкурса «Просвещение через книгу» Я стараюсь быть верным ставленнической присяге, которую принес более 20 лет назад: «…обещаю и клянусь пред Всемогущим Богом и святым Его Крестом и Евангелием, что при помощи Божией всемерно буду стараться проходить свое служение во всем согласно слову Божию, правилам церковным и указаниям Священноначалия». Если Священноначалие в лице экспертов СОРОиК говорит мне что-то удалить из пособий, я беспрекословно удаляю, если говорит менять, я меняю, если разрешает оставить как есть, я оставляю. Если бы мне сказали поменять что-то еще, я бы поменял. Ни одна буква из написанных мною пособий не была напечатана, не пройдя предварительного согласования с Церковью.

А теперь посмотрите, как действуют мои критики. Они фактически берут на себя функцию синодального отдела (хотя их никто на это не благословлял) – проводят собственную «экспертизу», публикуют статью и еще вдогонку рассылают по всей стране сообщения, в которых очерняют наши проекты: мол, священноначалие спит, а Православие в опасности, хватайтесь за вилы и так далее и тому подобное. Хочется спросить: вы, собственно, кто такие? Кем вы себя возомнили?! Зачем вы собираете угли на свою голову? Вообще эти действия требуют серьезной канонической оценки, поскольку имеют все признаки раскольнической деятельности.

Сообщение в WhatsApp, которое в эти дни рассылается по всей стране. Мне его неоднократно пересылали из совершенно разных мест. Подобные «апостольские послания» распространялись и во время Рождественских чтений в январе 2019 года Сообщение в WhatsApp, которое в эти дни рассылается по всей стране. Мне его неоднократно пересылали из совершенно разных мест. Подобные «апостольские послания» распространялись и во время Рождественских чтений в январе 2019 года Итак, перед нами встает логичный вопрос: или эксперты двух синодальных отделов и престижных церковных конкурсов являются, простите за откровенность, полными идиотами, не способными разглядеть в тексте ересь, кощунство и распутство, или три неизвестных автора (честно, никого не хочу обидеть, но информации об этих людях почти нет), не имеющих никакой богословской квалификации, прикрывшихся, как щитом, именем почтенного престарелого протоиерея, просто на ровном месте раздувают скандал и ведут часть Церкви в раскол? Я все же склоняюсь ко второму варианту. Ну, он очевидно выглядит правдоподобнее.

Отдельно хочу оговорить свое отношение к участию в этой «охоте на ведьм» уважаемого отца Александра Шаргунова. Я более чем уверен, что он не писал эту статью. Просто некие люди воспользовались доверием старца, поэтому вся моя критика не относится к отцу Александру. Почему я так уверен в том, что отец Александр тут не при чем? Просто потому, что я уже слышал дословно и в полном объеме те же самые обвинения, что были в статье, еще 23 апреля сего года на встрече в СОРОиК, а озвучивали эти обвинения не авторы недавней статьи, а представители уже упомянутой мною «инициативной группы». Почему же я тогда не внес требуемые исправления сразу после той встречи? Я уже объяснял, что давал присягу слушаться священноначалия, а не двух разгневанных тетенек с улицы. А те мелкие исправления, которые мне сказали сделать, я внесу в следующем тираже, как и обещал.

И все же совсем не отреагировать сейчас на критику оппонентов с моей стороны тоже было бы неправильно, люди ведь старались, что-то читали, делали заметочки. Но сначала один забавный факт о «ящике Пандоры». В греческом оригинале это вовсе не ящик, а глиняный сосуд (пифос). Очевидно, что глиняный сосуд не может открываться ключом. Если авторы статьи так перемудрили с названием, чего ждать от содержания? Смотрим.

Сразу скажу, я не буду отвечать по каждому пункту обвинения. Простите, но у меня есть более важные и интересные занятия. Тем не менее я попробую ответить на главные претензии. Попытаюсь выделить несколько вопросов, вокруг которых ведется полемика.

1. Критика некоторых материалов УМК

Половина статьи посвящена разбору серий из цикла «Академия веры», эти серии до 2021 года действительно входили в наш УМК. В соответствии с резолюцией Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла (№ ПК-01/630 от 20.05.2020) эксперты СОРОиК провели повторную экспертизу видеороликов. Вот их вывод: «Содержание и способ подачи рассматриваемых видеороликов не противоречат подходам к приходскому просвещению, а также психофизиологическим особенностям детей подросткового возраста». Тем не менее, идя навстречу той самой «инициативной группе», было решено изъять эти серии из УМК. В новом издании 2021 года их уже нет. Это очень показательный пример.

Скажу честно, я не согласен с решением синодального отдела, потому что искренне считаю проект «Академия веры» удачным и полезным для работы с молодежью. Этот проект не осужден священноначалием и не закрыт, его материалы не запрещено использовать. Более того, в начале нынешнего года вышел бумажный вариант проекта (разумеется, с необходимым грифом), и он тут же стал бестселлером. Да, я не согласен с решением СОРОиК, но послушно выполнил это решение и удалил ролики. А раз теперь роликов нет, то и спорить не о чем. И давайте без вот этих спекуляций: «На сайте диакона Ильи, где представлен данный УМК, осталась информация о фильмах «Академии веры». Это может служить косвенным подтверждением того, что фильмы по-прежнему остались внутри комплекта». Мне благословили убрать сами фильмы, а про информацию о фильмах речи не шло. Портал «Академия веры» по-прежнему находится в списке рекомендуемых интернет-ресурсов. А по поводу «остались внутри» – купите комплект и убедитесь: их нет.  

Ряд критических замечаний касался инфографики. Тут тоже особо не о чем спорить, так как использование инфографики не прописано в учебной программе и методических пособиях. Эти файлы даны на диске со «Справочными материалами» и используются на усмотрение учителя. Но один пример с инфографикой я все же приведу – про Мафусаила. Да… Слушайте, авторы статьи упрекают меня в употреблении слов «секс», «гарем» и «проституция», но сами-то хороши! Я пробовал, но так и не осмелился целиком написать здесь слово «*****имитатор», а у них получилось – браво! Но самое поразительное – стройность логики: в инфографике упомянут популярный роман, а в этом романе есть такое слово. С тем же успехом можно сказать: Христос в Евангелии много раз упоминает сатану, а для сатанизма характерны человеческие жертвоприношения и всякие непотребства. Давайте теперь откажемся от чтения Евангелия. А самое главное – нужный эффект достигнут: теперь у наивного читателя наши пособия для воскресной школы будут ассоциироваться вот с этим словом, которое я не решился написать. Еще раз браво! Как справедливо написала в комментариях к статье одна женщина, «извините, но можно было бы ограничиться жалобой Патриарху, Священному Синоду и не разливать здесь потоки неприличных цитат. “Не все что в печи – на стол мечи”. Видимо, “врачи” не лучше “больных”» (Раиса).

2. Допустимо ли шутить, говоря о священном?

В статье говорится: «Оскорбительный подтекст многих материалов проявляется через постоянное совмещение сакрального с профанным». Это вообще какая-то надуманная проблема. Как вы хотите развести сакральное и профанное? Что это за манихейский подход? Христос то и дело смешивает одно с другим. Любая евангельская притча служит тому примером, ведь Господь берет бытовую (профанную) ситуацию и на ее примере говорит с учениками о тайнах Царствия Божия (сакральном). Например, говоря о сокровенной жизни человеческого сердца, Христос тут же употребляет слово «афедрон», то есть «отхожее место» (Мф. 15:17) – куда уж еще «профаннее»?

«Самые серьезные темы в исследуемых материалах “разбавляются” вульгарными шутками», – упрекают меня мои критики. Действительно, а уместен ли юмор при разговоре о духовном? Если да, то где границы? Где «красные линии», которые нельзя переступать? О чем можно шутить, а о чем нет? Наверное, на эти вопросы за два тысячелетия так и не были даны однозначные ответы. Но если все же юмор в данной ситуации неуместен, давайте запретим «за оскорбление чувств верующих» все группы типа «Православные шутят» и «Православный юмор», а еще давайте изымем из церковных лавок и библиотек книгу «Несвятые святые», в которой тонкие духовные рассуждения приправлены добрым юмором. А ведь эта книга многих неверующих привела к вере, многих верующих укрепила в вере и при этом утешила и тех, и других. Но мы – «истинный голос Церкви», нам не до шуток… Грустно все это…

Наконец, в этой связи хочу спросить своих оппонентов еще вот о чем. Скажите, а в том сообщении, скриншот которого я привел выше, изображение обезьянки, закрывающей глаза, и немного ниже – выпученные глаза (возможно, той же самой обезьянки) разве не «занижают» серьезность того, о чем вы пишите?

3. Можно ли говорить с детьми о сексе?

Я специально поставил вопрос таким образом, потому что в статье меня многократно упрекают в том, что я предлагаю обсуждать тему секса именно с детьми. Нет, с детьми говорить о сексе нельзя, с детьми мы делаем веселую зарядку, смотрим кукольные спектакли, рисуем, выполняем увлекательные задания в тетради. А эта важная и актуальная тема затрагивается только в 4-м курсе, рассчитанном на юношей и девушек 14–17 лет.

А вот теперь пример явного лукавства: «УМК – это образовательные материалы, обращенные непосредственно к детям». А вот и нет! И авторы статьи это знают. Не дети, а учитель определяет, какой материал когда использовать. Если учителя что-то смутило, он может вообще не использовать какой-то материал. Особенно хорошо это видно на примере с книгой «Страх возводит стены, любовь строит мосты», разбору которой уделено в статье так много внимания. Материалы книги нигде не цитируются, всегда предполагаются только в кратком пересказе учителя. В методическом пособии для 4 курса говорится: «Учитель заранее читает материал из книги «Страх возводит стены, любовь строит мосты» (страницы такие-то) и пересказывает все, что относится к теме такой-то».

Теперь принципиальный вопрос: нужно ли говорить с молодежью о сексе, тем более в воскресной школе? А в чем проблема? Почему это плохо? Я понимаю, что слова «эрос» и «ересь» звучат очень похоже, но все-таки, уважаемые критики, это не одно и то же. Я считаю, что с молодежью нужно говорить о том, что ее по-настоящему волнует. Да, это сложно (гораздо проще говорить о том, как правильно принимать просфоры натощак), но это нужно делать. Это касается не только темы секса. Я три года преподавал на журфаке в ВУЗе, 11 лет в старшей группе воскресной школы и 7 лет в старших классах общеобразовательной школы. Сначала я пытался говорить о том, что казалось важным мне, но меня особо не слушали. Через какое-то время я понял, что надо самих слушателей спросить о том, что им интересно обсудить. Все те вопросы, которые вызвали у старшеклассников неподдельный интерес, вошли в книгу «Страх возводит стены, любовь строит мосты». Эта книга тоже стала бестселлером (почитайте отзывы), в ней я попытался не поучать «подрастающее поколение», а вместе с читателями поискать ответы на важные вопросы – о смысле жизни, одиночестве, смерти, любви, богоискательстве и многом другом. С молодежью в церкви редко говорят таким тоном. Важным показателем является то, что сами молодые люди с увлечением читают эту книгу и делятся ей с друзьями. Вы можете получить представление о первой части книги (о страхе), посмотрев одну из бесед, проведенных по ее материалам.

Теперь что касается так возмутивших всех цитат про Белоснежку, карнавал и прочее. Эти куски вырваны из контекста и наделены авторами статьи совершенно искаженным смыслом, который обычным читателем не считывается. В книге делается попытка объяснить, почему в христианской культуре такое напряженное отношение к теме телесной близости (и, кстати, разбираемая статья этот тезис блестяще доказывает), а молодому человеку, живущему в XXI веке, это действительно нужно объяснять. Мы говорим о том, в каком нравственном климате жили первые христиане, о том, что было характерно для языческого мира первых веков. Возможно, я где-то немного переборщил и сгустил краски, но это только для того, чтобы контраст между языческими нравами и христианскими был более явственным. Я вовсе не оставляю молодых читателей наедине с этими образами, я пытаюсь им объяснить, почему идеал христианского целомудрия – это не какое-то средневековое мракобесие (а многие молодые люди склонны так думать), а признак здорового устроения души. Если немного перефразировать известную святоотеческую формулу («что не воспринято, то не исцелено»), можно сказать: что не осмыслено, то не исцелено.

Вообще этот пример очень показательный, потому что меня обвиняют в одном, а на деле все наоборот. А всего-то нужно было удачно обрезать текст с двух сторон, что-то от себя додумать и «вуаля!» – перед вами «диакон-деторастлитель». Позволю себе напомнить читателям общеизвестный факт о том, что использованный моими критиками манипулятивный прием впервые применил дьявол в райском саду: процитировал чужие слова, что-то незаметно поменял, предложил свою интерпретацию, и человеческий рассудок помрачился.

4. Старое или новое?

Дорогие читатели, не смущайтесь. Наблюдаемый вами конфликт – это не про борьбу «православных» против «еретиков» или «традиционалистов» против «обновленцев». Это всего лишь естественный, хотя и болезненный, процесс реакции «старого» на «новое». О том, что такое должно случаться регулярно даже в жизни Церкви, говорил и Спаситель: «Никто не вливает вина молодого в мехи ветхие: иначе молодое вино прорвет мехи, и вино вытечет, и мехи пропадут; но вино молодое надобно вливать в мехи новые» (Мк. 2: 22). Я не утверждаю, что создал идеальные «новые мехи». Нет, где-то протекает, где-то заляпалось, но важно другое – они способны удержать «молодое вино». Очень часто подростки и молодежь не задерживаются в воскресной школе, но по отзывам педагогов, работающих по нашему УМК, благодаря этим пособиям проблема успешно решается – молодежь остается в Церкви.

Как можно объективно оценить достоинства нашего курса? Критериев два: 1) благословение Церкви (есть!); 2) плоды: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7: 16). Насколько мне известно, никто после занятий в воскресной школе по нашим пособиям не отправился в запой или в загул, а вот в храм потом возвращались с большой радостью. Приведу один из немногих отзывов под статьей, в которых не было призыва в духе «не читал, но осуждаю» или «сжечь ведьму!»:

«Мои знакомые обучали детей по программе «Приходской школы “под ключ”», до нее – по предыдущим учебным программам, созданным диаконом Ильей Кокиным. То есть у меня есть мнения конкретных людей за, как минимум, 8 лет. И это только положительные отзывы. Сейчас те, кто начинал учится по ним, уже взрослые люди, носители крепкой нравственности, твердой православной веры. Мне кажется, этот результат что-то значит» (Олег С.).

Ну, хорошо, а что взамен предлагают мои критики? Возможно, у них есть собственные достойные внимания учебные пособия? Нет, представители «старого» могут предложить только старое – консервы, изготовленные в XIX веке. Я же предлагаю салат из свежих овощей. Да, наверное, в них присутствуют какие-то токсины или нитраты, но что поделать, сейчас такая экология (я ведь тоже «продукт своего времени»). В любом случае, от свежих продуктов будет больше пользы для здоровья детей, чем от старых консервов, у которых закончился срок годности. В этом и заключается смысл христианской миссии – на старой почве выращивать новую пищу, для каждого нового поколения заново переводить Благую Весть, подбирать новые слова и образы. Но есть один побочный эффект – новое всегда немного пугает. А испуг может обратиться в гнев, что мы и наблюдаем.

Разумеется, я ни в коем случае не обесцениваю существующие пособия – классический учебник отца Серафима Слободского, курсы «Вертоград», «Истоки», проходящий апробацию ЕУМК. Более того, некоторые учителя комбинируют материалы из нашего курса с другими, и это замечательно, потому что это живой, творческий подход к преподаванию, я это только приветствую. Но если вы не понимаете ценности чего-то нового, не нужно сразу браться за вилы и факелы, не превращайтесь в злобную, кровожадную толпу, учитесь сомневаться – это бывает полезно.

Приведу один пример. Как-то мой друг, совершенно нецерковный человек, позвал меня на театральную премьеру. Критики хвалили пьесу, и я пошел. Но спектакль мне категорически не понравился. Сразу же по его окончании я стал высказать все другу, мол, это полный мрак и тоска. И тут друг меня прервал и сделал замечание: «Если тебе не понравилось что-то, что нравится многим умным, образованным людям, людям с развитым вкусом, не смей это поносить и обесценивать, скажи просто: это не мое». Для меня это был очень полезный урок. Порой даже нам, «профессиональным» христианам, есть чему поучиться у нецерковных людей.

Надо ли, как советуют многие комментаторы, сжигать наш УМК, изымать его из школ и памяти людей? Давайте последуем совету мудрого Гамалиила: «Отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться богопротивниками» (Деян. 5: 38–39). До настоящего момента проект стремительно развивался. Думаю, это хороший знак свыше.

Мне бы очень хотелось закончить свою статью на этой благостной ноте, но не получается. Дело в том, что в тот же самый день, когда вышла статья, на тех же самых сайтах появился еще один страшный документ – это анализ нашего УМК, проведенный И.В. Понкиным, В.И. Слободчиковым и М.Н. Кузнецовым. Конечно же, одновременное появление этих материалов не случайно, это скоординированная атака. Обвинения, выдвинутые «экспертами» в этом документе, еще более чудовищны, чем в статье («пропаганда гомосексуализма и иных сексуальных перверсий», «нравственное растление детей с принудительной танатизацией сознания детей» и прочие безумные глаголы…). Мне хочется спросить у своих оппонентов: вы серьезно?! За то, что я внедряю в воскресную школу методы, рекомендуемые СОРОиК как приоритетные (см., например, «Техническое задание (рекомендации) по разработке Единого учебно-методического комплекса для воскресных школ Русской Православной Церкви»), методы, с которыми вы не согласны, вы действительно хотите засадить меня в тюрьму? Лишить моих детей кормильца? Нет, вы серьезно?! Что дальше? Пришлете мне дохлую рыбу как предупреждение? Наймете киллера? На какую подлость вы еще способны? Просто посвятите меня в свои планы. Ох, не хотел бы я жить на свете с такой гуттаперчевой совестью, как у вас… Мне вас искренне жаль.

Знаете, настоящая опасность для Церкви не в том, что такие люди, как я, затрагивают в разговоре с молодежью острые темы (см. например, свежее интервью о. Геннадия (Войтишко) в «Фоме»), а в том, что о Христе и Православии могут рассказывать люди в длинных юбках, платочках, с постными лицами и при всем этом с сожженной совестью. Вот это реальная опасность.

Давайте на прощание я вас посвящу в свои планы: пока Господь дает мне силы, а Церковь благословляет мои скромные труды, я буду стараться делать все возможное, чтобы воскресная школа не превратилась в дом престарелых с детьми-старичками, которые не смеются (как же вы боитесь смеха!), не задают неудобных вопросов, а тихо что-то мастерят в уголке. С малышами в школе нужно играть, с подростками – спорить, при этом всех нужно любить и уважать.   

И все же закончить нужно на чем-то позитивном. Дорогие читатели, будьте объективны и непредвзяты, судите о людях и вещах судом любви, и не устраивайте суд Линча. Давайте будем побережнее относиться друг к другу, нас об этом спросят на Страшном суде, который тоже будет Судом Любви.

Если хотите вдумчиво разобраться в ситуации, не впадайте в истерику, успокойтесь, заварите чайку и зайдите на сайт детоводитель.рф (только, пожалуйста, не пугайтесь «радужной заставки», как некоторые, – это просто особенность этой платформы, а не мои предпочтения), снимите с глаз инквизиторские очки, посмотрите презентации, полистайте пособия, почитайте отзывы, а еще лучше – пообщайтесь с педагогами, которые используют эти материалы. Тогда у вас будет о них объективное представление.

Я писал этот текст наскоро, потому что реагировать надо было быстро. Конечно, статья получилась эмоциональная и, может быть, не очень обстоятельная. Возможно, я кого-то смутил, расстроил или, не дай Бог, оскорбил. В таком случае я прошу у всех прощения и молитв. Мне сейчас непросто.

Диакон Илья Кокин,
руководитель проекта
УМК Приходская школа «под ключ»

18 октября 2021 г.