Рубрики
публикации

Двоеженец

Источник

Рассказ.

По мере того, как будешь молиться за клеветника, Бог будет открывать
тем, кто соблазнился, истину о тебе.

Прп. Максим Исповедник

– …Смотри, смотри на него. Видишь, вон тот в тёмной куртке, с приличной лысиной. Вот он двоеженец.

– Не может быть.

– Может. Это я тебе говорю. Амиран недалеко от меня живёт, через два корпуса. Говорю тебе: в его квартире живут две жены.

– И он идёт причащаться?

– Наглость – второе счастье. Никакого страха Божьего нету.

Амиран слышал этот разговор за спиной, краснел ушами, желваки его каменели, но не сказать, не тем более опротестовывать свежеиспеченную сплетню двух прихожанок он не мог. Потому что это была горькая правда и со стороны вся его жизненная трагедия выглядела именно так.

***

– Амико, ты не должен быть таким мягким, – говорила мама маленькому Амирану в третьем классе, когда он пришел домой, корчась от боли. – Ты должен дать сдачи. Ты мужчина, и никто не должен тебя унижать. Тем более бить по лицу.

Амиран молчал и только всхлипывал. Особенно обидно было, что его обидчик, мелкий задиристый первоклассник, на две головы меньше ростом. Бил его по лицу, разбил очки, Амиран так и не смог его хотя бы отпихнуть. Вот не мог и всё. Никак.

Много воды утекло после того позорнейшего избиения. Школу Амиран вспоминал как кошмарный сон, хотя учился прекрасно. А вот поставить себя среди сверстников не мог. И жутко завидовал двоечнику Геле, который понятия не имел, чем отличается катет от гипотенузы, зато мог срезать любого насмешника одним словом или взглядом.

В институте на первом курсе Амиран влюбился в Нато, разбитную деревенскую девицу очень сомнительной репутации. Вначале Нато не обращала на робкого очкарика ни малейшего внимания, потом неожиданно переменилась к нему самым волшебным образом. Как-то Нато загнала Амирана в угол и, рассматривая в упор своим чарующе манящим немигающим взглядом, спросила:

– Любишь меня?

– М-м-м. Я… Мне кажется… Я так считаю…

Амиран вконец растерялся. Потом выпалил вертящееся на языке:

– Да.

– Так женись! – засмеялась Нато, обдавая его волной терпких, бьющих в нос духов. – Аба, не отказывайся потом от своего слова. Сейчас же идем подавать заявление.

И они пошли.

Дальше всё завертелось, закружилось с удивительной быстротой. По крайней мере Амиран ощущал свое новое положение именно так. Вот он с Нато в ЗАГСе, вот за свадебным столом, а вот уже у Нато растет с каждым днем живот, и там, внутри, растет и крепнет новая жизнь.

Мелочи быта Амиран помнил смутно. Он очень нервничал и грыз ногти в холле роддома, ходил взад и вперед, пока ему не сказали:

– У вас девочка.

В его жизни начался новый этап. В малышке Русико молодому папе нравилось все: крохотные пальчики, аккуратный ротик, редкие волосики, складочки на ручках и голубые глаза, как у Нато. Амиран убаюкивал, играл, купал дочку, а Нато была рада сбагрить ребенка с рук. Не прошло и двух месяцев, Нато перетянула грудь, чтоб избавиться от молока, и устроилась на работу официанткой. Причину озвучила банальную:

– Мне не хватает денег.

Амиран и его мама не смогли ничего сделать, хоть и пытались отговорить. Попеременно растили Русико и делали всё, чтоб Нато, возвращаясь с работы, чувствовала себя комфортно и свободно. Амиран учился и подрабатывал репетиторством.

Нато приходила домой поздно и объясняла это наплывом клиентов и частыми подменами подруг по смене.

Амиран входил в положение и всячески оправдывал жену. Ведь он не может дать ей ничего больше примитивной еды, а Нато хочется сверкать и покорять окружающих. Потому надо много денег на всякие женские штучки.

Однажды пришла эсэмэска:

– Меня не ищи. Обстоятельства изменились.

Амиран попытался дозвониться, но номера уже не существовало. И так было ясно: Нато выкинула симку и устремилась навстречу новой жизни, активно работая всеми конечностями.

Так остался Амиран с дочкой и мамой. Много работал, всячески стараясь ничем не обделить дочку, растущую без материнской любви. Русико росла и умнела не по дням, а по часам, прекрасно понимая, что может вертеть податливым папой в очках-окулярах, как перископом – во все стороны, которые ей, Русико, на данном этапе интересны.

– Папа, мне нужен новый мобильный.

– Будет, моя принцесса.

– Папа, я хотела принять участие в конкурсе красоты. Иначе буду плакать.

– В лепешку разобьюсь, но ты там будешь.

И Амиран залезал в долги, брался за разные подработки типа курсовых бездельникам-студентам, но свое отцовское слово держал железно и пуленепробиваемо. О себе не вспоминал вообще, хотя периодически получал недвусмысленные намеки от сотрудниц.

Словом, он был образцовым отцом – одиночкой, да таким, что не каждая женщина похвастается исполнением материнского долга в сравнении с силой жертвенной любви Амирана.

Числа календаря сменялись, как секундная стрелка оббегает вверенный ей циферблат. Русико уже кончала школу и готовилась стать студенткой. Неожиданно к Амирану в церкви подошел батюшка, известный своей мудростью, и протянул ему две десятиметровые свечки.

– Это мне? – удивился Амиран, поправляя очки, которые за эти годы лишь увеличили толщину стекол. Близорукость его прогрессировала.

– Тебе, тебе, – и пошел шаркающей походкой.

Амиран рассматривал свечки, а сбоку просунулась чья-то голова в косынке.

– Батюшка такое просто так не дает. Это к венчанию.

Ничего не понял Амиран. На себя он давно махнул рукой и даже думать себе запретил о чем-то таком личном. Придя домой, не нашел дочки за книгами. Позвонил и услышал радостный голос Русико:

– Папа, меня Левани украл. Думал, что ты не отдашь меня, пока институт не кончу.

Оставшись в пустом доме, Амиран загрустил, будто смысл жизни потерял. Не о ком было заботиться, готовить обеды, покупать книги и новые наряды.

Чаще стал бывать в церкви, хотя раньше ходил от случая к случаю. Там и познакомился с Ирой. И как-то всё само собой так сложилось, что через два месяца они венчались. Через год у них родились близнецы и Амиран снова почувствовал себя привычно нужным. Жизнь снова обрела смысл и знакомые краски. Так уж он был устроен. Не умел жить просто для себя.

И вот в один прекрасный день, когда Амиран и Ира укладывали своих близнецов спать, раздался звонок в дверь. Амиран пошел открывать и остолбенел. На пороге стояла Нато. Постаревшая, обрюзгшая, только глаза остались те же, со знакомой чертинкой.

– Привет. Мне ночевать негде…

Она пошла, не спрашивая разрешения, на кухню. Там уселась на тахту и закурила, осматривая обновленную обстановку.

Ира выглянула из спальни. Близнецы спокойно посапывали в кроватках.

Амирану ничего не оставалось, как представить их друг другу. Нато объявила новую реальность в их житье-бытье.

– Амиран, мне идти некуда. Ты же не выгонишь мать твоей дочери на улицу.

– Д-да живи, сколько надо, – растерялся Амиран.

Слово «нет» было самым труднопроизносимым словом в его лексиконе. Ему легче было выполнять любые просьбы, чем отвечать отказом.

Так зажили они все вместе. Амиран и Ира потеснились, сделали перестановку и выделили Нато отдельную комнату. Помещение каким-то образом моментально захламилось вещами Нато, провоняло запахом дешевых сигарет, что было для некурящего Амирана особенно отвратительно, но изменить в этом положении дел Амиран ничего не мог.

***

– …Не знаю, как объяснить это людям, – говорил Амиран своему духовнику. – Выходит, что я двоеженец.

– А ты не скорби. Главное, твоя совесть чиста, а клевету принимать – дело полезное. Епископ Феофан Затворник говорил: «Оклеветали вас… хотя вы невиновны? Надо благодушно терпеть. И это пойдет вместо епитимий за то, в чем сами себя считаете виновными. Поэтому клевета для вас – милость Божия. Надо непременно примириться с оклеветавшими, как это ни трудно». Вот и ты, Амиран, не переживай.

Мариам Сараджишвили

Рубрики
разное

Руины раннехристианской церкви обнаружили в Турции

Источник

Возраст храма – не менее 1600 лет.

Остатки раннехристианского храма, возраст которого не менее 1600 лет, раскопали археологи в древнем городе Приена, в провинции Айдын на западе Турции. Согласно исследованиям церковь была построена в регионе одной из первых, сообщает aa.com.tr.

Али Альтон, ученый из Улудагского университета в Бурсе, рассказал журналистам, что эта церковь относится к периоду раннего христианства и в отличие от обнаруженных ранее была возведена для массового поклонения первыми христианскими общинами региона.

«Мы выяснили, что основание церкви состоит из собранных вместе небольших камней, которые покрыты мозаикой, украшенной геометрическими мотивами», – сказал Альтон.

Он отметил, что внутренние стены здания расписаны вертикальными фресками, состоящими из разных слоев. «Это показывает нам, что церковь использовалась с первых фаз периода раннего христианства до поздних периодов византийской эры», – пояснил ученый.

Как показали исследования, прямоугольная церковь, также известная как «Помпеи Анатолии», имела большое значение для основанной в Приене первой христианской общины. Территория, на которой возведен храм, ранее использовалась в качестве кладбища.

Приена – один из двенадцати греческих городов-государств ионийского союза, основанного в конце второго тысячелетия до нашей эры. Археологи исследуют этот малоазийский полис Эллады с 1895 года, когда немецкими археологами в древнем городе были начаты раскопки. С тех пор там были обнаружены различные строения – храмы, театры, агоры (места народных собраний), общественные, торговые и школьные здания. За уникальную сохранность город получил название «Помпеи Анатолии». Во времена Римской империи Приена постепенно утратила былое значение.

Рубрики
разное

В КДА обсудили актуальные проблемы пастырского служения

Источник

Конференция собрала 55 докладчиков из Украины и других стран.

Проблемы пастырского служения в современном мире обсудили участники XIII Международной научно-практической конференции «Духовное и светское образование: история взаимоотношений – современность – перспективы». Форум состоялся 19 октября 2021 года в Актовом зале Святой Успенской Киево-Печерской Лавры, сообщает kdais.kiev.ua.

Конференция началась пленарным заседанием и представлением президиума, в состав которого вошли: управляющий делами УПЦ митрополит Бориспольский и Броварской Антоний, митрополит Черкасский и Каневский Феодосий, глава Учебного комитета при Священном Синоде УПЦ митрополит Нежинский и Прилукский Климент, ректор КДАиС епископ Белогородский Сильвестр и проректор по воспитательной работе епископ Згуровский Амвросий.

После вступительной речи владыки Сильвестра митрополит Антоний зачитал приветственное слово Блаженнейшего Митрополита Онуфрия к организаторам, участникам и гостям конференции. Затем владыка выступил с докладом на тему «Вклад Киевских духовных школ в развитие пастырского богословия» (ХVIII – начало ХХ века).

Далее прозвучали доклады: митрополита Черкасского и Каневского Феодосия на тему «Пастырский кризис: предпосылки, причины и профилактика», преподавателя Одесской духовной семинарии протоиерея Андрея Сулакова – «”Движение колливадов” в контексте возрождения православного пастырства во второй половине XVIII века» и преподавателя КДА Сергея Ковача – «Концепт сна в религиозной танатологии преподобного Ефрема Сирина и Мар Иакова Саругского».

После пленарного заседания работа научной конференции продолжилась в 8 секциях:

«Современные проблемы пастырского служения», «Библеистика и богословие: исторический опыт и современные вызовы», «История Церкви и богословского образования: источники, историография, новые научные дискурсы», «Церковно-практические дисциплины: исторический опыт и перспективы», «Студенческая наука в духовной школе: библеистика», «Студенческая наука в духовной школе: богословие», «Студенческая наука в духовной школе: церковно-исторические дисциплины» и «Студенческая наука в духовной школе: церковно-практические дисциплины».

На секциях выступили более 50 докладчиков, в их числе представители духовных и светских учебных заведений из Украины, России, Беларуси, США, а также преподаватели и студенты Киевских духовных школ.

Для иногородних и иностранных докладчиков секции работали в онлайн режиме через платформу «Zoom».

Рубрики
разное

Из озера в Хорватии показались стены древнего монастыря

Источник

До разрушения в 1995 году в обители хранились настоящие сокровища.

Каменные стены древнего православного монастыря Драгович (XIV век) показались посреди озера Перуча в Северной Далмации, на территории современной Хорватии, недалеко от Книна. Один из трех самых важных сербских монастырей в этих местах был затоплен в середине прошлого века из-за строительства гидроэлектростанции и накопительного озера. В последнее время водоем все сильнее мелеет, и каменные монастырские строения поднимаются «из небытия».

В 1958 году 1500 человек были вынуждены покинуть свои дома в этих местах, озеро поглотило здания и плодородные земли, но старожилы и их потомки хорошо помнят свои села и рассказы родителей, пишет Sputniknews.

Перучское искусственное озеро на реке Цетина располагается между горами Динара и Свилая в Хорватии. Перед началом осенних дождей уровень воды здесь снижается до бывшего естественного русла реки Цетина, обнажаются приметы прошлой жизни, открываются тайны, скрытые под водой. Особая история – у монастыря Драгович. Он – один из трех исторических сербских монастырей в Далмации, построенных спустя всего шесть лет после легендарной битвы за Косово, в тяжелый период для сербского народа.

Как рассказывает «История Свято-Рождественского монастыря Драгович в Православной епархии Далматинской» (1859 год), монастырь получил свое название в честь Драго, который по маленькой речке прибыл в окрестности Цетины вместе с братией из Боснии. В 1950-х годах из-за постройки ГЭС на Цетине монастырь был перемещен, а сербское население из окрестных районов по решению югославских властей расселено в основном в Сербии.

До 1995 года в библиотеке перемещенного монастыря находились настоящие сокровища – Октоих XIV века, Минеи за май 1531 года, написанные в Студенице, краткие записи Досифея Обрадовича, сербского просветителя и реформатора XVIII века, приезжавшего в обитель. В ризнице хранился антиминс Патриарха Арсения Черноевича 1692 года (первый сербский антиминс эпохи барокко), многие другие святыни, старинные рукописи и книги на греческом, латыни, русском, итальянском и церковнославянском языках. Но в 1995 году в ходе операции «Буря» монастырь был опустошен хорватскими войсками, и до ремонта в начале 2000-х годов его помещения служили амбаром.

Рубрики
публикации

Какой самый главный вызов для священников сегодня?

Источник

Редакция «Православной Жизни» по итогам конференции КДА о пастырском служении попросила митр. Антония (Паканича) ответить на вопрос: какой сегодня самый главный вызов перед пастырем?

Сегодня, как и во все времена, для пастыря главной задачей является спасение. Без постоянной внутренней работы над собой, без доверия Богу, без духовного преображения подвиги бессмысленны и, по сути, невозможны. «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи», – говорил прп. Серафим Саровский.

Если же священник не радеет о своем спасении, то чем он может помочь другим, какие он способен дать советы и ориентиры?   

Дерево познается по плодам. Доброе дерево дает добрые плоды. Так и священника можно узнать по его пастве. Каков поп, таков и приход – каков начальник, таковы и подчиненные. Всё в мире взаимосвязано.

«Научитесь прежде сами делать добро и тогда беритесь научить и других делать тоже, чтоб слово учения вашего было соединено с делом и чрез то становилось более удобоприемлемым для тех, кои будут слушать его» (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 481).

Учить сегодня многие любят. Но, помимо слов, нужны и дела. Пастырю должно не только показывать путь, но и самому двигаться в нужном направлении. «Учить нетрудно, но показать путь, которым с удобством можно достигнуть этого, – вот дело, достойное удивления» (свт. Иоанн Златоуст, 52, 644).

Кратко говоря, настоящий духовный пастырь – это тот, кто своими мыслями, словами и делами говорит пасомым: делай как я.

Записала Наталья Горошкова

Рубрики
публикации

О милосердии

Источник

Проповедь епископа Сильвестра (Стойчева) в Неделю 17-ю по Пятидесятнице.


И ка́к хотите, чтобы с вами поступали люди, та́к и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то́ же делают. И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.

Евангелие от Луки 6:31-36

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Сегодняшнее евангельское чтение о милосердии. Но не просто милосердии, которое, в принципе, свойственно любому человеку, а о христианском милосердии. В сегодняшнем тексте указывается как необходимо поступать христианам, чтобы их образ жизни отличался в лучшую сторону от образа жизни тех, кто не уверовал во Христа.

Очевидно, что есть естественная мораль, которая присуща всем людям и верующим, и неверующим, грешникам и не грешникам, язычникам и христианам. Например, любить свою семью — естественно для человека, независимо от того верующий он или нет. Или любить того, кто оказывает добро — естественно для любого человека, независимо от его мировоззрения, степени религиозности, взглядов и т.д. Но от христиан требуется большего: «И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то́ же делают» (Лк. 6:32-33). Итак, есть доброжелательность свойственная всем людям, даже тем, которых Евангелие прямо называет грешниками. А есть христианская мораль, которая должна также сильно отличаться от морали грешников, язычников, и неверующих, как истинная вера отличается от веры ложной.

Ключевым словом в этом Евангельском тексте является милосердие. Что же такое милосердие? Как это бывает, слова часто нами употребляемые по разному поводу и в разных ситуациях, как бы затираются и теряют свой смысл. В Священном Писании милосердие или милость означает реализованную любовь. Быть милосердным — значит проявлять свою любовь в доброделании. Апостол Павел прямо указывает, что милосердие — это проявление любви: «Любовь… милосердствует» (1Кор. 13:4). Однако, как уже говорилось, есть естественная, то есть свойственная человеческой природе, любовь и милосердие. И в силу этого, даже самые грешные и неверующие люди способны любить и оказывать милость своим родственникам и друзьям: «Ибо и грешники любящих их любят» (Лк. 6:32).

Конечно же в силу естественной человеческой морали, христианин тоже любит любящих его, но если на этом его любовь и милосердие заканчиваются, то такой христианин ничем не отличается от тех, кто не принял Христа. Поэтому Евангельская этика призывает превысить эту естественную мораль в том смысле, что если грешник любит любящего его, то христианин должен любить и того, кто его не любит, и даже более — любить тех, кто его ненавидит: «Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите» (Лк. 6:35).

Обратим внимание, что Христос не говорит, что нужно быть бесстрастным или безразличным к своим врагам. Такое учение можно найти у некоторых античных философов, утверждавших идеалы безразличия или апатии к своим врагам. Христос же повелевает Своим ученикам гораздо большее: от христианина требуется любить врага и благотворить ему. Для многих, кто не принимает Христа, эта фраза и неприятна, и не понятна. Но христиане должны это указание понять и принять как основной принцип христианской жизни. Сам Господь дает обоснование этой заповеди: «и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым» (Лк. 6:35).

Итак, мы призваны быть милосердным ко всем. Прежде всего, дорогие братья и сестры, постараемся понять, что, говоря о милосердии, не следует понимать его как исключительно материальную помощь. Очевидно, что люди вполне материально обеспеченные могут нуждаться в ином виде милосердия: просто добром слове, внимании, поддержке, искренности. В нашем мире, где каждый ценит свое время, силы, эмоции, скупость на них — уже визитная карточка современной цивилизации. Сколько людей, даже в рамках семьи, нуждаются в теплом слове, задушевной беседе, просто обычном внимании. Стало быть, милосердие как деятельное проявление любви, выразимо в самых разных видах и формах: материальной, эмоциональной и иных. Однако, тут нас поджидает целый ряд искушений. Первое из них, и самое распространенное — это подмена христианского милосердия милосердием естественным, общечеловеческим.

Нередко можно встретить такую идею, что оказывать милосердие нужно тем, кому оказанное милосердие поможет, что называется, стать на ноги. Сам по себе такой подход имеет право на существование. И, безусловно, он является правильным с многих точек зрения. Всегда легко любить и милосердствовать умному, сильному, красивому, доброму, перспективному. Но что в нем, в таком подходе, христианского? Такой подход, скорее, рассчитан на перспективу, рост. Но Господь ведь не сказал Своим ученикам: станьте продюсерами, ищите талантливых, умных, здоровых, многообещающих и оказывайте им милосердную поддержку. Христианин, конечно же, может и должен помогать талантам. Но он, христианин, должен помогать не взирая на лица, положение, статус и т.д.

Иное искушение на пути милосердия ожидает нас даже тогда, когда мы решили, что нужно оказывать милосердие не только перспективным. Представим себе ситуацию. Есть люди, нуждающиеся в милосердии, и мы понимаем, что по разным причинам они никогда не смогут в полной мере выйти из состояния, в котором оказались. Например, старики уже никогда не помолодеют, сироты никогда не обретут биологических родителей, и, как показывает опыт жизни, почти никогда не способны заново социализироваться те, кто выпал из общества и ведет асоциальный и нередко аморальный образ жизни. И вот тут, даже при благом желании оказать милосердие, в нас включается судья. Мы начинаем судить, кто достоин милосердия, а кто нет. Вот тот — достоин моего внимания и милосердия, а вот этот — нет. Казалось бы, все правильно. Нужно быть рассудительными и мудрыми даже в вопросах милосердия. Нельзя быть милосердным бездумно. Ведь даже святоотеческая рекомендация гласит: «пусть запотеет милостыня твоя в руках твоих, прежде чем ты узнаешь, кому даешь». Однако, можем ли мы, имеем ли право судить? Ведь, определяя, кто достоин или не достоин милосердия, мы производим суд, даже более — осуждение. Однако, милосердие — проявление любви, которая «все покрывает» (1 Кор. 13:7). Суть и сила милосердия именно в том, что оно не по справедливости, а по любви. Апостол Иаков прямо говорит: «милость превозносится над судом» (Иак. 2:13). Милость выше суда, больше его, выше его, шире его. А значит, когда мы, желая оказать милосердие, начинаем судить, то сразу становимся на совершенно иное основание, отрывающее нас от христианской любви и милосердия.

Ну а как же быть? Разве мы все не понимаем, что милосердием можно злоупотреблять? Неужели мы без всякого рассуждения должны оказывать милосердие? Более того, можно оказаться в ситуации, когда речь, скажем, идет о материальном милосердии, и мы без рассуждения его оказывали всем просящим, а когда вдруг встретили человека, реально нуждающегося в нашем милосердии, у нас уже ничего нет, не осталось ничего, чем можно помочь такому человеку. Ответ, братья и сестры, на эти совершенно справедливые недоумения, лежит в напоминании всем нам важной истины. Милосердие — это подвиг. А любой подвиг превышает человеческие силы. В противном случае, это был бы не подвиг. Достигшие совершенства в этом подвиге прославляются Церковью как святые.

Как же нам быть? Как соединить мудрость и милосердие? Как и все иные подвиги, милосердие требует исключительного внимания и ответственности. Хочешь быть милосердным согласно Евангелию? Приготовься, что это не легко. Хотя бы потому, что придется тратить время и силы. В милосердии нельзя просто отмахнутся: вот на тебе просящий и иди своей дорогой, а я вроде как милосердие сделал. Нужно быть милосердным ко всем без осуждения, но с рассудительностью искать способ совершения милосердия. К примеру, подходит человек и просит денег на еду. Мы понимаем, что на еду эти деньги потрачены не будут. Просящий и дальше останется голодным, а полученные средства потратит «на вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу» (1Тим. 6:9). Что нам делать в такой ситуации? Можно не дать ему помощь и не оказать милости. А можно сказать: денег не дам, потому что вижу, что пойдут они на иное, но еду тебе куплю. Понятное дело, что на такой вариант милосердия уйдет больше времени и наших сил. Но все же, мы сделаем то, что повелел Христос — окажем милосердие. И сделаем, хоть и микроскопический, но все же подвиг.

Оказывая милосердие, мы сами совершенствуемся. А главное стремимся подражать самому Богу, как и Его Сын учит нас: «Будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6:36). Святой Апостол пишет, что Бог — Отец милосердия (2 Кор. 1:3). Постепенно исполняя волю Отца небесного, мы облагораживаем нашу душу, которая начнет на все смотреть не осуждая, не превозносясь, но любя и милосердствуя. Прп. Исидор Пелусиот наставляет: «Надобно, друг, иметь милосердную душу. В ком есть такой источник, тот будет источать все прекрасное». И видя это прекрасное, все окружающие воочию увидят силу христианской веры.

Дорогие братья и сестры! Мы призваны быть милосердными, но давайте не будем забывать, что и мы сами нуждаемся в милосердии. И если кто-то подумает, что не нуждается в человеческом милосердии, пусть вспомнит, что нуждается в милосердии Божьем. Будем же стремиться быть милосердными и сами будем надеяться и ожидать милосердия Божия к нам. Богу же нашу Милосердному слава и поклонение во веки веков! Аминь.